Эрдоган со своей неисламской политикой не заслуживает того, чтобы руководить Исламской Уммой

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

С потерей Халифата 3 марта 1924 г. Исламская Умма утратила свой путь и стала блуждать в пучине истории. Всякий раз, когда Умма стремится вернуть то, что она утратила, тут же появляется какой-нибудь аферист и ведёт Умму по ошибочным путям.

Турецкий мусульманский народ всегда поддерживал ряд личностей и правительств, которых он считал близкими к себе, исходя из веры в Ислам. В первые годы основания республики жители Турции подвергались преследованиям из-за новых светских британских якобинских практик. Республиканская народная партия, находившаяся в то время у власти, объявила войну Исламу и мусульманам и стёрла из жизни всё, что напоминало об Исламе. В результате этих практик в обществе стали наблюдаться серьёзные волнения.

Чтобы смягчить ненависть и враждебность турецкого мусульманского народа к правительству и сократить расстояние между обществом и режимом, находящиеся у истоков власти силы создали Демократическую партию во главе с Аднаном Мендересом. Когда Аднан Мендерес пришёл к власти, его первым шагом стала отмена азана на турецком языке и возвращение азана на оригинальном арабском языке. По этой причине люди посчитали Демократическую партию исламской и поддерживали её на протяжении многих лет.

Затем в правительство пришёл Неджметтин Эрбакан, который основал «Партию национального порядка и спасения» с более ярко выраженной исламистской риторикой, чем Демократическая партия. Турецкий мусульманский народ много лет подвергался обману со стороны подобных демократических партий, которые провозглашали исламские лозунги и имели исламский оттенок. Но они не правили Исламом и не имели к нему никакого отношения. Теперь мусульман обманывает «Партия Справедливости и Развития» (далее ПСР), которая взяла на себя роль интеграции мусульман в систему. Мы наблюдаем последний эпизод в этой серии обмана, где главную роль играет Эрдоган.

В этой статье мы оценим политическую направленность «ПСР» и Эрдогана через исследование внутренней и внешней политики, проводимой в течение двух последних десятилетий. Является ли Эрдоган исламистским, национальным, республиканским, националистическим или демократическим лидером? Является ли «ПСР» исламистской или светской демократической консервативной партией?

«ПСР» и Эрдоган, пришедшие к власти в 2002 году, впервые взяли курс на восстановление ранее разорванных отношений между обществом и государством (или обществом и правителем). При поддержке Америки новое правительство Турции отказалось от британского светского якобинского подхода к политике. Применив более мягкую американскую демократию, Эрдоган обрёл признательность в обществе, которое годами подвергалось гонениям. Конечно, политика Эрдогана, которая привела его к власти, была полностью продумана американцами. Появление Эрдогана в исламском обличье, то есть совершение молитвы, чтение Корана и то, что его жена носит хиджаб, оказало большое влияние на общество, особенно на мусульман. За эти качества Исламская Умма полюбила Эрдогана и выразила ему огромную благодарность.

Эрдоган при полной поддержке со стороны Америки предпринял ряд мер, чтобы обнадёжить общественность. Например, он снял запрет на ношение хиджаба в учебных заведениях и в общественных местах, что годами тревожило жителей Турции. И добился он этого не силой закона, а общественным консенсусом. Он снял запрет на ношение хиджаба девушками в государственных учреждениях, университетах, армии и полиции. Он снял ограничения, наложенные на школы, выпускающие имамов-хатибов.

Среди мусульман эти шаги Эрдогана были восприняты совершенно исламскими при том, что он предпринимал их в рамках демократических свобод. С одной стороны, он предпринимал эти шаги, пытаясь успокоить народ, а с другой стороны — применял секуляристскую капиталистическую демократическую систему, которой доволен неверный колонизатор. К примеру, он полностью разрешил прелюбодеяние, чтобы угодить светским кемалистам внутри страны, а за пределами Турции угодить Америке и Западу, которые привели его к власти. Эрдоган намекнул на это, принимая решение о допустимости прелюбодеяния. Он сказал: «Мы пошли на такой шаг (позволение прелюбодеяния) в соответствии с требованиями Евросоюза, но мы допустили ошибку». С другой стороны, он отметил, что прелюбодеяние было «разрешено ещё до его власти». Всё же, Аллах абсолютно запретил прелюбодеяния:

وَلَا تَقۡرَبُواْ ٱلزِّنَىٰٓۖ إِنَّهُۥ كَانَ فَٰحِشَةٗ وَسَآءَ سَبِيلٗا٣٢

«Не приближайтесь к прелюбодеянию, ибо оно является мерзостью и скверным путём» (17:32).

Хотя Эрдоган заявил, что выйдет из Стамбульской конвенции, однако институт семьи уже был разрушен, а его основы были расшатаны законами, принятыми в рамках этой конвенции. Гомосексуализм и извращения получили широкое распространение в обществе, особенно среди молодёжи. Все эти либеральные законы, которые были приняты в соответствии с политикой интеграции в Европейский Союз, отдалили людей от Ислама. «ПСР», которая обещала «сохранить традиции», сама же разрушила все ценности.

С одной стороны, Эрдоган говорит: «В основе глобального экономического колониального порядка лежит процент. Система процентов — это система несправедливости. Проценты делают богатых богаче, а бедных беднее, поэтому мы объявили войну этому порядку. Я воюю с этим 19 лет. Пока эта душа в этом теле, я не могу сказать ростовщикам: «Продолжайте», — я не могу стоять рядом или позади них. Потому что мы считаем, что проценту нет места в цепи ценностей. Мы не поднимемся с процентами. Я всегда говорю, что проценты — причина, а инфляция — результат».

Также он говорит: «Им не нравится, что мы снижаем процентные ставки. Не ждите от меня иного. Как мусульманин я буду продолжать делать всё, что потребуется. Таково требование [религии]». С другой стороны он говорит: «Процент является реальностью мира». Своими этими словами Эрдоган узаконил процент, который запрещён в Исламе. В исламской религии сделки по процентам расцениваются как объявление войны против Аллаха и Его Посланника (с.а.с.). Аллах говорит:

فَإِن لَّمۡ تَفۡعَلُواْ فَأۡذَنُواْ بِحَرۡبٖ مِّنَ ٱللَّهِ وَرَسُولِهِۦ

«Но если вы не сделаете этого, то знайте, что Аллах и Его Посланник объявляют вам войну» (2:279).

Несмотря на ясный запрет ростовщичества, президент Эрдоган проводит политику поощрения процентов, банковского дела, денежной системы и другого.

Бинали Йылдырым, который был лидером «ПСР» и какое-то время премьер-министром, в своей речи в 2014 году показал настоящий курс партии, сказав: «До нашего прихода к власти в Текирдаге было два винзавода, а после прихода «ПСР» к власти стало 18, была одна марка, а стало 7». Аллах же в Коране говорит:

يَٰٓأَيُّهَا ٱلَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ إِنَّمَا ٱلۡخَمۡرُ وَٱلۡمَيۡسِرُ وَٱلۡأَنصَابُ وَٱلۡأَزۡلَٰمُ رِجۡسٞ مِّنۡ عَمَلِ ٱلشَّيۡطَٰنِ فَٱجۡتَنِبُوهُ لَعَلَّكُمۡ تُفۡلِحُونَ٩٠

«О те, которые уверовали! Воистину, опьяняющие напитки, азартные игры, каменные жертвенники (или идолы) и гадальные стрелы являются скверной из деяний дьявола. Сторонитесь же её, — быть может, вы преуспеете» (5:90).

Нет необходимости приводить статистику об азартных играх и играх со ставками в течение почти двадцатилетнего периода существования «ПСР». За последние два десятилетия под видом законных игр со ставками популяризировались азартные игры. Через банки были расширены кредиты и проценты. Под предлогом приватизации всё, что принадлежало государству и обществу, перешло в частное владение. В экономической политике Эрдоган не предпринимал никаких исламских шагов. Он называет себя исламистом, но применяет всё, что противоречит Исламу, чтобы сохранить своё место и получить одобрение Запада.

Эрдоган проводит в отношении кемализма неопределённую политику. До прихода к власти он ругал мусульман в этом отношении, а после прихода к власти резко сменил риторику. В 1994 году он говорил: «Хвала Аллаху, мы — за Шариат». В 1996 году говорил: «Кемализму и кемализмоподобным режимам и системам нет места в будущем Турции». В те же годы он говорил: «Нельзя быть одновременно и светским, и мусульманином. Ты будешь либо мусульманином, либо светским». Его слова дошли до наших дней... На дворе 2022 год... В Турции достаточно популярны и секуляризм, и кемализм... Эрдоган — президент и председатель партии «ПСР», и он призывает мусульман как к секуляризму, так и к кемализму...

Предыдущий лидер «ПСР» Бинали Йылдырым сказал: «Мы с изумлением наблюдали за тем, что у некоторых людей была монополия на Ататюрка, хотя он имеет общую ценность для всей Турции. Посмотрите! «ПСР» — в Аниткабире. Члены «ПСР» — в Аниткабире. Вы что, дураки? «ПСР» ходит в Аниткабир со дня своего основания, а также участвует в церемониях 10 ноября! «ПСР» не нужно никому доказывать свой кемализм».

Как оказалось, у Эрдогана и его партии нет проблем ни с системой, ни с республикой, ни с Мустафой Кемалем.

Бывший представитель «ПСР» Махир Унал, участвуя в телешоу, сказал: «У нас и у политики «ПСР» никогда не было никаких проблем с Мустафой Кемалем и Республикой. Посмотрите на наши плакаты, посвящённые «Дню Республики» 29 октября, на них написано: «Мы основали», «Мы защитили» и «Мы прославили». Мы — республика, мы — нация. Наша позиция в отношении секуляризма, республики и Ататюрка очень ясна. У нас никогда не было проблем с республикой, достижениями и ценностями республики или Мустафой Кемалем».

Представитель «ПСР» Омер Челик подчеркнул, что Турецкая Республика является конституционным, демократическим, светским, социальным и правовым государством, сказав: «Турецкая Республика останется навсегда. Мы с милосердием и уважением чтим память главнокомандующего нашей освободительной войны, основателя нашего государства и нашего первого президента гази Мустафы Кемаля Ататюрка, а также героев освободительной войны. Наша республика является аккумулированием и кристаллизацией многовековой великой государственной традиции нашего народа».

В своей речи, произнесённой на открытии Культурного центра Ататюрка, президент Эрдоган сказал: «В самом начале своей речи я поздравляю с 98-й годовщиной основания нашей республики. Я чту память всех героев национальной борьбы, особенно гази Мустафы Кемаля Ататюрка, подарившего нам нашу республику. Мы стремимся отплатить наш долг основателям нашей республики, поставив перед собой цели на 2023 год и работая день и ночь для их достижения».

Несмотря на неисламскую риторику и действия Эрдогана, мусульмане, которые до сих пор считают, что Ислам стоит на повестке дня Эрдогана, и поддерживают в этом вопросе «ПСР» и президента, совершают большую ошибку. Наоборот, повестка дня Эрдогана полна антиисламских идей и положений, таких как секуляризм, демократия, свободы, национализм и патриотизм.

Президент Эрдоган, с одной стороны, использовал исламскую риторику, чтобы обрести поддержку в народе, а с другой стороны — чтобы понравиться Западу, он утверждает, что его партия не является исламской.

В интервью журналу «Newsweek» 10 февраля 2008 года Эрдоган сказал: «Установив баланс между Исламом, демократией, секуляризмом и современностью, Турция добилась того, чего, по мнению людей, невозможно достичь. Наше правительство доказывает, что религиозный человек может поддерживать идею светскости. На Западе «ПСР» всегда изображают как партию, имеющую исламские корни. Это неправда. «ПСР» — это не просто партия религиозных людей, мы — партия серединных».

В интервью французской газете «Le Figaro» Эрдоган 7 апреля 2010 года заявил, что придаёт большое значение своему визиту в Париж: «Некоторые французы предвзято относятся к нашему членству. Нам нужно работать, чтобы изменить эту точку зрения». На вопрос: «Вы считаете себя умеренной исламистской партией?», — Эрдоган ответил: «Мы себя так не определяем. В Европе есть христианско-демократические партии. Я не принимаю политический Ислам. «ПСР» не является исламистской партией. Мы считаем себя консервативными демократами. Если наши европейские друзья увидят нас такими, они смогут избавиться от своих предубеждений в отношении нас».

В интервью с саудовским телеканалом «Al Arabiya», Эрдогана спросили: «Есть ли у вас мечта или желание восстановить Халифат?». Он ответил: «Сейчас мир находится в процессе изменения и трансформации. В этом изменении и трансформации мы уже объяснили, какую систему мы хотим ввести и какая трансформация должна произойти прямо сейчас. Так что на данный момент проблема Халифата не стоит перед Турцией. О Халифате или чём-то подобном не может быть и речи».

Эрдоган проводит очень искусную и профессиональную политику, преподнося все свои действия в исламском обличье. Наиболее очевидными характеристиками его политики является максимально макиавеллистская и прагматическая точка зрения и способность проводить гибкие повороты в соответствии со своими интересами.

Ещё одна проблема, которую использует Эрдоган в своих интересах, — это, несомненно, демократия и секуляризм. Управляя государством на основе секуляризма, отделяющего религию от государства, с одной стороны, он может сказать, что человек не может быть светским, а с другой стороны, он может смело сказать, что государство может быть светским. И он продолжает свою политику через подобную парадигму. В 2006 году на встрече Всемирного экономического форума на Ближнем Востоке, проходившего в Египте, журналисты задали Эрдогану вопрос: «ПСР» является религиозно ориентированной партией?», — на что он ответил: «Мы являемся членами светского, демократического и социального правового государства и всю свою работу проводим в этих рамках. Если вы спросите о моей личности, то я — мусульманин, старающийся быть религиозным, но я не могу оценивать степень своей религиозности».

Аллах говорит о демократии и секуляризме следующее:

إِنِ ٱلۡحُكۡمُ إِلَّا لِلَّهِ أَمَرَ أَلَّا تَعۡبُدُوٓاْ إِلَّآ إِيَّاهُۚ ذَٰلِكَ ٱلدِّينُ ٱلۡقَيِّمُ وَلَٰكِنَّ أَكۡثَرَ ٱلنَّاسِ لَا يَعۡلَمُونَ

«Решение принимает только Аллах. Он повелел, чтобы вы не поклонялись никому, кроме Него. Это и есть правая вера, но большая часть людей не знает этого» (12:40).

Эрдоган продемонстрировал макиавеллистское отношение к демократии. К примеру, будучи мэром Стамбула, он сказал: «Демократия для нас — средство, а не цель. Мы зависим от демократии, пока не достигнем своей цели». Также он сказал: «Демократия для нас — трамвай. Когда доберёмся до нужной нам остановки, мы выйдем». Но сегодня для «ПСР» и Эрдогана демократия стала, скорее, целью, чем инструментом. Наиболее очевидным свидетельством этого является то, что он всегда подчёркивает и восхваляет демократию. Демократия, секуляризм, республика и западные ценности, к которым мусульманский народ Турции более полувека относился враждебно, теперь были применены в стране через практически невидимые исламские дискурсы «ПСР». В этом процессе некоторые исламские сегменты, испытавшие отклонения, присоединились к демократии и республике, хотя и ради собственного интереса.

Эрдоган не только интегрировал мусульман в демократическую светскую систему, но и стал ходить зигзагами в вопросе Лозаннского мирного договора, который является свидетельством падения Халифата и установления границ, в настоящее время препятствующих единству Уммы.

Президент Эрдоган в своём послании, опубликованном по случаю 94-й годовщины подписания Лозаннского мирного договора, сказал: «Сегодня мы отмечаем 94-ю годовщину подписания Лозаннского мирного договора, основополагающего документа нашей Республики. Эпопея независимости, достигнутая нашим любимым народом вопреки всякой нищете и слабости, была закреплена в области дипломатии и международного права Лозаннским договором. Лозаннским мирным договором турецкая нация разорвала Севрский мирный договор, нацеленный на прекращение тысячелетнего существования нашего народа на этих землях, и заставила весь мир признать, что она никогда не поступится своей независимостью». Но годом ранее слова Эрдогана о Лозаннском договоре были прямо противоположными. Собственно говоря, через два месяца после 94-й годовщины Лозаннского соглашения Эрдоган сказал: «В Лозанне мы отдали острова, куда могут доноситься наши крики. Это ли победа?».

Президент Эрдоган имеет прагматичный менталитет во всех своих действиях. Одним из событий, отражающих этот менталитет и точку зрения, несомненно, является то, что произошло на саммите в Давосе в 2009 году. Эрдоган, который в то время был премьер-министром Турции, назвал премьер-министра еврейского образования Шимона Переса «убийцей детей», что, конечно же, оставило свой след на саммите. Однако отношения с еврейским образованием, убивавшим детей, женщин и стариков и изгонявшим их из своих домов, продолжали поддерживаться не в статусе страны «детоубийцы», а в статусе «дружественная и союзная страна». Например, в инциденте с кораблём «Мави Мармара», который выдвинулся из Турции, чтобы прорвать блокаду Газы, вначале, после убийства мусульман еврейскими солдатами, Эрдоган использовал определение «террористы» и «убийцы», и заявил, что разорвал все политические и коммерческие отношения с еврейским образованием. Однако, как обычно, впоследствии он отказался от таких рассуждений и набросился на организации, отправившие рейс «Мави Мармара».

В 2016 году Эрдоган снова сказал: «Вы просили тогдашнего премьер-министра позволить привезти такую гуманитарную помощь из Турции? Мы уже оказали необходимую помощь Газе и продолжаем делать это. Мы помогали Палестине и продолжаем делать это. Но всё это мы делаем в рамках международной дипломатии, а не для того, чтобы показать свою силу. Мы продолжим в том же духе, но не в сопровождении барабанов, а в соответствии с порядочностью и этикетом». Затем с истребованными компенсациями семьям убитых вопрос был закрыт, а отношения нормализованы. Примечательно, что объёмы торговли между странами увеличивались даже в периоды якобы ухудшения двусторонних отношений.

Более того, объём торговли между Турцией и еврейским образованием, которое Эрдоган называет «оккупантом и террористом», побил рекорд. Объём торговли между Турцией и еврейским образованием, составлявший 1,4 миллиарда долларов в 2002 году, в настоящее время, когда к власти пришла «ПСР», достиг примерно 6,2 миллиарда долларов, побив все рекорды. С другой стороны, военные отношения всегда продолжались, а пилоты еврейского образования продолжали проходить обучение в Турции.

На открытии 16-й конференции Парламентского союза стран-членов Организации исламского сотрудничества Эрдоган сказал: «Палестинский вопрос является одним из кирпичиков Организации исламского сотрудничества. Защита аль-Кудса — это защита человечества. Несправедливая и беспринципная блокада Газы продолжается. Дело аль-Кудса — это не только дело горстки храбрых мусульман, а всего исламского мира». С одной стороны, посылая тёплый сигнал палестинским мусульманам, с другой стороны он направил евреям тёплые слова, сказав: «Турецко-«израильские» отношения жизненно важны для стабильности и безопасности нашего региона. Мы должны быть солидарны в борьбе с ростом исламофобии, антисемитизма и ксенофобии, особенно в западных странах».

На встрече с членами еврейской общины Турции и Альянса раввинов мусульманских стран в Баштепе президент Эрдоган сказал следующее: «Шаги, которые нужно предпринять по палестинской проблеме, особенно проблеме аль-Кудса, будут способствовать безопасности и стабильности не только палестинцев, но и «Израиля». В этой связи я придаю большое значение нашему возобновившемуся диалогу с президентом «Израиля» Герцогом и премьер-министром Бенеттом. Турецко-«израильские» отношения жизненно важны для стабильности и безопасности нашего региона. Конечно, я особенно забочусь о вашей поддержке в этом отношении. Мы готовы улучшить наше сотрудничество и лучше использовать наш высокий потенциал. Я придаю большое значение поддержанию контактов и диалога, так как считаю, что это отвечает нашим общим интересам».

Точно так же президент Эрдоган заявил, что он встретился с главой еврейского образования, президентом Ицхаком Герцогом, и что тот может посетить Турцию. Оценивая возможность сотрудничества с оккупационным еврейским образованием в Восточном Средиземноморье, Эрдоган сказал: «Цель состоит в том, чтобы добиться подвижек на основе позитивного подхода. Если это сотрудничество будет основано на принципе взаимной выгоды, Турция приложит все необходимые усилия в этом направлении».

Ранее Эрдоган говорил: «Пока я нахожусь у власти, я не могу думать ничего хорошего об «Израиле». Пока я есть, «Израиля» нет!». В соответствии с требованиями новой американской политики Эрдоган теперь сотрудничает с еврейским образованием, которое он ранее называл государством-убийцей детей и террористическим государством. Он хочет вновь укрепить якобы натянутые дипломатические и торговые отношения. Опять же, как того требует американская политика, он предпринимает шаги по нормализации отношений с оккупационным еврейским образованием. С одной стороны, обманывая мусульман пустой, лживой и популистской риторикой, к примеру, на счёт аль-Кудса, с другой стороны, он направляет все свои силы, чтобы угодить американцам и евреям.

Предательство Эрдогана не ограничивается Палестиной. Такие же предательские шаги он предпринял и в Сирии. С началом «Арабской весны» в Сирии 15 марта 2011 года Соединённые Штаты прибегли к использованию Турции для защиты сирийского режима, как это делали во время вторжений в Афганистан и Ирак. Пытаясь удержать разваливающийся режим Асада, Эрдоган разместил в Турции «Сирийскую национальную коалицию». С другой стороны, он финансово и военно поддерживал группы муджахидов на местах в попытке заменить идею «Исламского Халифата» на идею «демократической Сирии». Эрдоган считает Женевский формат, организованный Америкой, единственным решением.

По итогам конференции Женева-1, которая состоялась 30 марта 2012 г. с участием постпредов СБ ООН, а также Саудовской Аравии, Катара и Турции, было принято решение работать над созданием совместного временного правительства между оппозицией и режимом с сохранением силовых и военных институтов. Таким образом, Запад не допустил заполнения мусульманами политического вакуума и провозглашения Халифата. А тех, кто сопротивлялся этому решению, они называли «террористами» и «радикалами», стреляя и убивая их, а также используя их как предлог борьбы против проекта Халифата и Ислама. Концепция «гражданского плюралистического государства», пропагандируемая Западом и государствами региона, стала лишь пылью в глазах, чтобы смешать ложь с правдой.

Свою политику в отношении Сирии «ПСР» и Эрдоган построили исключительно на этой цели. Именно с этой целью в Турции приняли сирийских мигрантов и использовали их для шантажа против Европы, которая время от времени путала планы Америки в Сирии. С этой целью были проведены операции «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», для этого были заключены Астанинские и Сочинские соглашения вместе с Россией и Ираном. Именно с этой целью оппозиция была переброшена со своих позиций под предлогом войны с «ИГИЛ» и «PYD», а многие города, в том числе Алеппо, были переданы режиму Асада. Для этого и были созданы зоны прекращения огня и деэскалации. Именно с этой целью сирийский народ был вытеснен в Идлиб и в конечном итоге подчинён режиму Асада.

Цель же сирийского народа, обманутого Эрдоганом, состояла в том, чтобы, служа Господу миров, разрушить тиранический режим Асада, который призывал на помощь своих хозяев, говоря: «Сирия — последний оплот секуляризма», — и заменить его государством Исламский Халифат. Но Эрдоган, закрыв свои глаза и уши, передал сирийский народ палачам. Он не отвечал на сообщения из Банияса, призывы о помощи из Хулы, Гуты, Алеппо и многих других городов. Как и Америка, Эрдоган предпочёл свержение сирийского народа вместо свержения режима Асада. Он вошёл в историю как «тот, кто не мобилизовал свою армию, в то время как сирийский народ подвергался массовым убийствам», как об этом сказала 10-летняя сирийская девочка, выражая свой протест Эрдогану. Он, вращаясь в пределах американской политической линии, предал сирийскую революцию и сирийский народ.

Точно так же Эрдоган продолжил свою предательскую политику в отношении Восточного Туркестана. В обмен на грязные и кровавые деньги Китая президентом Турции были проигнорированы оккупация Восточного Туркестана, ужасающие преследования, пытки и политика ассимиляции уйгуров-мусульман на уровне геноцида. Объём торговли между двумя странами, составлявший в 2000 году 1 миллиард долларов, после прихода к власти «ПСР» достиг 126 миллиардов 80 миллионов долларов.

В рамках мероприятий «День китайской культуры», подготовленных к 70-летию Китайской Народной Республики, Башня Атакуле, один из символов Анкары, был окрашен в цвет китайского флага. Кроме того, некоторые города Турции были объявлены «городами-побратимами Китая». В результате повышения качества обслуживания китайских пассажиров аэропорт Стамбула был удостоен сертификата «аэропорт, дружественный Китаю». Также в Турции появились китайские вывески, китайскоязычный персонал, китайские цифровые приложения и т.д.

В речи, произнесённой в 2021 году, представитель «ПСР» Омер Челик сказал: «Турецкая Республика уважает суверенитет Китая и политику единого Китая. Конечно, мы уважаем борьбу с терроризмом стран всего мира. Но здесь, когда мы смотрим на нарушения в отношении уйгурских тюрок, отражённые оттуда образы, сообщения, которые доходят до нас оттуда, мы разделяли и продолжаем разделять с китайскими властями и нашу позицию, и наше желание работать совместно по этим вопросам».

Точно так же в заявлении о китайских преследованиях в Восточном Туркестане в 2019 году, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал: «Мы ожидаем, что наши братья-уйгуры будут жить в мире и спокойствии под крышей единого Китая».

Фактически, и Чавушоглу, и Омер Челик открыто говорят о том, что их правительство поддерживает китайскую политику ассимиляции в отношении Восточного Туркестана, оккупацию и угнетение уйгуров.

В отношении Афганистана Эрдоган действовал в соответствии с американскими интересами. Когда к власти пришла «ПСР», она не вывела турецких солдат из Афганистана, а встала на сторону возглавляемой США коалиции. Кроме того, правительство Эрдогана, как и предыдущее правительство, продолжило поддерживать Международные силы содействия безопасности (ИСАФ), которые были созданы по решению Совета Безопасности ООН и приступили к работе под руководством Великобритании 16 января 2002 года. После того, как США ушли из Афганистана, заключив соглашение с талибами по прошествии 20 лет, Турция вывела всех своих солдат из Афганистана 27 августа 2021 года.

В этом промежутке времени, хотя турецкий солдат и не принимал участия в Афганистане в качестве боевой силы, однако он действовал вместе с неверными из НАТО и стал соучастником вторжения на исламскую землю и преступлений Соединённых Штатов. Он вступил в полное сотрудничество и координацию с Соединёнными Штатами, которые пролили кровь мусульман. Конечно, мотивом, побудившим «ПСР» отправиться в Афганистан, был союз и тёплая дружба с Америкой.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод. Во внутренней политике Эрдоган действует в соответствии с американскими и своими собственными интересами, а во внешней политике он действует исключительно в соответствии с американскими интересами. В своей политике относительно ближневосточного региона, а именно — таких стран как Ирак, Афганистан, Сирия, Палестина, Египет и Ливия, Эрдоган не выходит за пределы американской линии. Хотя кажется, что Эрдоган проводит антиамериканскую политику внутри страны, однако он ведёт опосредованную войну от имени Америки в регионе. В этом плане он идёт по стопам Америки след в след. Эрдоган проводит политику, усыпляющую мусульман и далеко не способствующую пробуждению и освобождению Уммы.

Всё это — результат политики, проводимой президентом Эрдоганом. Президент Турции всегда придерживался прагматичной и популистской политики. Его политику диктует реальность, а не Ислам. Эрдоган долгие годы отвлекал мусульман своими взлётами и падениями. Однако единственная линия, просматриваемая во всей политике и действиях Эрдогана, это, к сожалению, не Ислам, а интересы западных государств, особенно Америки. Действия Эрдогана никогда не были исламскими. За время своего почти 20-летнего правления он не предпринял никаких исламских действий ни по одному вопросу, напротив, он следовал запрещённой Исламом политике во внутренних и внешних делах, и продолжает так поступать до сих пор.

Когда Эрдоган и его партия пришли к власти в 2002 году, Исламская Умма, жаждавшая настоящего лидера, была полна энтузиазма и надежд. Мусульмане открыли свои сердца Эрдогану, надеясь, что вернут себе былую славу. Но он упустил эту возможность и отказался от этой чести. Вместо того, чтобы сделать Ислам господствующей религией в жизни людей, он склонился к западным проектам. Может быть, он приобрёл репутацию в глазах жителей Запада, но потерял её в глазах Исламской Уммы.

И в завершение приведём слова Аллаха:

يُخَٰدِعُونَ ٱللَّهَ وَٱلَّذِينَ ءَامَنُواْ وَمَا يَخۡدَعُونَ إِلَّآ أَنفُسَهُمۡ وَمَا يَشۡعُرُونَ٩

«Они пытаются обмануть Аллаха и верующих, но обманывают только самих себя и не осознают этого» (2:9).

 

Йылмаз Челик