Государство Халифат и вопрос меньшинств

Часть вторая

Возникновение концепции меньшинств

Европейские сообщества не были знакомы с понятием меньшинства как с политической правовой концепцией до так называемой «эпохи просвещения». Правление строилось на теории божественного права, гласящего о том, что король или правитель правил от имени Бога и от имени религии.

В соответствии с этой теорией превосходство принадлежало королю, а не народу, только он имел право издавать законы и править. Его решения были обязательными и не подлежали обсуждению. Подданные должны были подчиняться и принимать их, независимо от расовой и языковой принадлежности. И когда западная мысль начала отрешаться от власти церкви и выступать против неё и против доминирующей религиозной мысли в средние века, она приняла для себя глобальный взгляд и сделала индивидуума предметом своего попечительства. Так лозунгами французской революции, ставшей важным переломным пунктом в истории конфликта между мыслителями и церковью, стали лозунги с глобальными значениями «свобода, братство и равенство».

Но западная идея столкнулась с кризисом политической идеологии, когда решилась применить государственные идеи после ликвидации теории божественного права. Возникла потребность в альтернативной теории, которая заменила бы место прежней теории. И поскольку западная идея гласит о том, что верховенство принадлежит народу, а не королю, и время имеет глобальную окраску, возникла проблема в определении, что же понимается под термином «народ» или «нация». В соответствии с теорией божественного права народ не играл важной роли с точки зрения управления, все определялось королем. Поэтому возник вопрос, что представляет собой народ, которому принадлежит верховенство? Следует ли весь мир рассматривать, как одно государство, и всех людей, как народ? Для того чтобы выйти из этого тупиковой ситуации западные философы придумали идею национализма в её политическом значении, ну а затем дали определение народу или нации на основании этой идеи. Национальная идея с таким политическим значением не выражала существующую в реальной действительности истину, а, напротив, выступала исключительно абстрактной мыслью, поскольку не существовало ни французского, ни английского, ни немецкого народа, олицетворяющего политическую единицу в национальном понимании. Напротив, существовали различные регионы, которые подчинялись различным королям, а подданные французского короля представляли собой французское государство. Существовало несколько правителей и князей в одном регионе, как, например, Германия.

Однако западные мыслители внушили европейцам о наличии так называемого «французского народа» в границах французского национального государства, затем другого так называемого «немецкого народа» и так далее. Каждому из этих народов были определены характерные качества и особенности, отличающие его от другого народа, которые выражались в одной этнической принадлежности, языковой культуре и общей истории. И поскольку эти характерные качества и особенности не существовали в таком виде, как им хотелось, они прибегли к выдумыванию их наличия в виде гипотез. Так они навязали национальность в таком виде, в каком этот термин был придуман и представлен в рамках одной политико-географической единицы. Ярким примером этому служит Германия, которая состояла из множества независимых княжеств, где каждый регион разговаривал на собственном наречии, отличающемся от других наречий. Там не было одного объединяющего классического языка. Затем один из этих наречий был принят в качестве официального языка и вменен в обязанность людям, которые должны были изучить его. Немецкие мыслители, поэты и писатели старались посеять понятие германской (немецкой) национальности в сердца людей и сделать её родной для них. Они старались говорить о едином этносе, одной национальности и общей истории. И только с приходом Бисмарка враждующие друг с другом и разобщенные регионы объединились посредством силы меча и огня.

Такая избыточность в объяснении того, как создавалось национальное государство на Западе и того, как зарождались народы и наций согласно этому понятию очень важна для познания того, как возникла концепция меньшинства. Когда национальное государство и национальная община начали строиться на идентификациях этноса, языка и исторических знаменателей, они вообразили наличие одного этноса, одного языка и одной истории в одной политической единице. Они определили эти идентификации основой общины или народа, сохраняющего свою индивидуальность, а также тем, что дает законность власти и правителю. Однако в силу того, что реальность находится в противоречии тому, что они вообразили, поскольку в каждой политической единице существовали различные этносы, разнообразные языки и противоречивая история — в силу всего этого, они прибегли к ассимиляции этих народных групп в одну вообразимую национальность. Но, когда выявилась неудача в реализации этого, появились группы в национальном государстве, которые не являются представителями того этноса, языка или истории, которые были определены в качестве основы национального государства. Тогда эти группы получили название «этнические и языковые меньшинства». Затем к ним включили и религиозные, культурные и другие меньшинства. Следовательно, понятие меньшинства в его политико-правовой концепции на Западе является результатом идейно-политического развития (эволюции) на Западе. Говоря более точно, это продукт и «выплеск» национального государства и национальной общины в современном политическом понимании.

 

Ошибочность концепции меньшинств

Концепция меньшинства, как сказано выше, является ответвлением национальной идеи, возникшей на Западе. Национальная идея, как политическое понятие, выступает порочной идеей по многим причинам, и формат статьи не позволяет изложить все это в данном контексте. Для выявления её порочности достаточно того, что она явилась в качестве решения кризиса западной политической идеи. Национальная идея не является подлинной, напротив, она представляет собой один из видов чрезвычайных решений и приукрашиваний. Более того, она является утопической идеей, основанной на воображениях, поскольку народ в западном национальном смысле не существует в реальной действительности, а только воображается. И еще, один немаловажный момент это то, что формализация понятия «народ», который формирует государство на основе этнической или языковой принадлежности является неправильным. Ведь этническая или языковая принадлежность не должна вмешиваться в формирование и определение народа, ибо это приведет к внутренним конфликтам в одном обществе в одном государстве. Феномен национальных меньшинств является одним из проявлений такого конфликта и противостояния. И поскольку национальная идея является порочной, то прилагаемая и основывающая на ней концепция меньшинства также является порочной.

Концепция меньшинства в его западном политико-правовом смысле является очень опасным понятием для человечества в целом. Она предполагает наличие взаимного противоречия и конфликта между меньшинствами и большинством, а также между одним меньшинствами и другими просто из-за наличия этнических, религиозных, языковых или культурных различий, аналогично тому, как коммунизм предполагал наличие конфликта между слоями общества, между работниками и работодателями. На самом деле эти различия являются естественным явлением в обществах, т.к. это одна из закономерностей, установленных Всевышним Аллахом, и не нуждается в конфликтах прав и обязанностей с такими описаниями. Почему должна существовать проблема в наличии нескольких этносов в одной стране, представляющей собой одну политическую единицу, в которой господствует гармония и единогласие, а не раздор и разногласие? Почему, например, этническая или языковая принадлежность должна быть причиной для политических требований? Почему наибольшая этническая группа должна попирать другие этнические группы, уступающие по количеству первой группе, чтобы внести концепцию меньшинства, дабы пресечь эти посягательства под вердиктом защиты прав меньшинств?

Западная концепция меньшинств ведет к делению общества и подстрекательству одной его части против другой. Данное понятие провоцирует сметающий хаос в государстве, вместо того, чтобы быть фактором укрепления и стабильности даже в самих западных обществах и государствах. Сегодняшние западные страны являются теми, кто прочерчивают политику мира и оказывают влияние на международную обстановку. Они согласились вести конфликты между собой за пределами своих территорий, и нет сегодня в мире такой силы, которая поразила бы западные государства и их интересы. Если бы не все это, мир стал бы свидетелем самых жестоких конфликтов в этих странах, особенно если бы нашелся тот, кто подпитывал бы их. В европейских странах согласно статистике существует более трехсот этнических или национальных меньшинств. Они, в большей части, не пользуются своими правами согласно концепции меньшинств. Достаточно взглянуть на то, что произошло с басками в Испании и Франции, с католиками в Великобритании, а также на то, что произошло в Югославии, чтобы представить сценарий вероятной ситуации в Европе, если поднять вопрос о меньшинствах.

Плавающее определение концепции меньшинства, а также отсутствие четких критериев и наличие относительности, делает её растяжимым понятием, которое может вобрать в себя множество групп в обществе, считающих себя меньшинством и требующих дополнительных прав согласно концепции меньшинства. Идентификаторы, которыми руководствовались западные мыслители в определении меньшинств, являются неустойчивыми и растяжимыми, что позволяет по-разному интерпретировать этнос, язык, религию и культуру. Так, из одного этноса можно сделать несколько этносов, из одного языка — несколько языков, диалектов и наречий, из одной религии — несколько конфессий, течений и школ, из одной культуры — несколько культур и просвещений. Сверх того, некоторые группы в обществе могут потребовать считать их меньшинством из-за других идентификаторов, берущих наибольшую значимость у этих групп согласно признанным идентификаторам. Эти идентификаторы могут быть незначительными, но, при этом, обладать властью, которая намного сильнее, чем власть традиционных идентификаторов. Если обратить внимание на ситуацию в западных сообществах, можно заметить, что связь между группами мотоциклистов или группами фанатов футбола намного сильнее и наиболее влиятельнее, чем этническая или религиозная связь, которая объединяет их. Так почему же тогда этнические и религиозные определители являются признанными, а эти вышеупомянутые определители остаются без внимания? Аналогично можно сказать и относительно других определителей, как профессиональная, коллегиальная и научная связи. И это не говоря уже об идеологических и политических идентификаторах, которые упорядочивают жизнь множества групп и кругов в обществе, которые нельзя внести в список политических партий из-за несоответствия условиям, выставляемым в отношении политических партий. Таким образом, если руководствоваться идентификаторами, которые делают растяжимым понятие меньшинств, чтобы охватить их, то не хватит времени сосчитать их из-за большого количества и разнообразия их. Все это указывает на то, что идентификаторы, поставленные западными мыслителями, являются случайными и необдуманными идентификаторами, которые не могут устоять перед правильным идейным определением, что свидетельствует о неправильности концепции меньшинств.

Также существует ложная сторона у этой концепции меньшинств, ибо на первый взгляд деятельность согласно этой концепции гарантирует права меньшинств, несмотря на то, что реальность показывает обратное, причем во многих случаях. В качестве примера возьмём политическое соучастие, где ложно внушается меньшинству о защите их прав через соучастие некоторых представителей этого меньшинства в политических должностях.

Хотя, на самом деле, это меньшинство просто используется в реализации интересов других сторон в общества. Так Обама был избран, как первый чернокожий президент США, благодаря голосам чернокожих американцев. Однако, что он сделал для чернокожего меньшинства в Америке? Какие требования он смог реализовать для них? В действительности ли он представляет чаяния чернокожего меньшинства в равенстве с белокожими американцами, или же он служит интересам крупных капиталистов и является исполнителем их планов и резолюций, невзирая на чернокожее меньшинство и их права? Так мусульман во Франции, Англии, Германии и других государствах призывают к участию в парламентских выборах под лозунгом реализации интересов меньшинств. Некоторые так называемые «исламисты» решаются занимать политические кресла под предлогом соучастия меньшинств. Как, например, парламентеры пакистанского происхождения в английском парламенте, и министры марокканского и турецкого происхождения в правительствах Германии и Франции, а также высокие ответственные лица марокканского и турецкого происхождения в муниципалитетах в Голландии и Бельгии. Или же это соучастие в деятельности западных политических партий для достижения некоторых из них руководящих должностей, как лидер Партии зеленых в Германии, который является гражданином Германии турецкого происхождения, и так далее.

Что получили мусульмане из этого соучастия и занимания некоторыми из них должностных мест, помимо заработка этих отдельных лиц за работу на этой должности и исполнение того, что хотят действующие силы из числа владельцев капитала и влиятельных личностей? Аналогичная ситуация обстоит и с голосованием за западные партии, утверждающие, что они добиваются защиты прав меньшинств и представляют себя мусульманам в качестве оптимального гаранта их интересам по сравнению с другими партиями. Мусульмане отдают свои голоса им на основании этой иллюзии, однако очень скоро они занимают позицию против них, после того, как получили от них желаемое. Тому пример, избрание Буша младшего с его партией, избрание Ширака во Франции, избрание Тони Блэра в Британии, избрание социалистической партии в Германии и Австрии. Всем известны те вредительства и посягательства, которые учинили эти партии и их представители, в отношении мусульман, как в западных странах, так и в исламском мире. Где здесь интерес (выгода) от участия меньшинств в политических действиях, предположительно несущих отстаивание своих прав?

Если добавить к вышеупомянутым опасностям концепции меньшинств ее имперский замысел, то отчетливо заметим её урон всему человечеству и использование её со стороны западных держав, чтобы посеять раскол и разногласие в слабых странах мира с целью приобретения материальных интересов. Именно Западом были вызваны тысячи войн в так называемых «странах третьего мира», в том числе и в исламских странах путем разжигания межрелигиозных и межконфессиональных распрей и возбуждения вопроса о меньшинствах. Все это свидетельствует об отвратительности этой концепции. Ни одно государство в исламском мире, а также во всех странах третьего мира, не уцелело от проблемы меньшинств, которые никогда ранее не имели место, что привело к дроблению государства и расколу всего его общества. И то, что произошло в Судане, Индонезии, Ираке, Афганистане, Ливане, Египте, Руанде и Бурунди, служит одним примером тех бедствий, которые несет с собой концепция меньшинств.

 

Позиция Ислама относительно концепции меньшинств

Дабы понять исламский взгляд на концепцию меньшинств, следует пояснить ряд вопросов, представленных Исламом, которые имеют связь с данной темой:

Первое:

Общество, основанное Пророком (с.а.с.), и государство, установленное им в Лучезарной Медине, стало идеальной моделью, которая отличается от всех жизненных устоев. Пророк (с.а.с.) основал исламскую Умму на основе исламской доктрины и заложил веру в Ислам в основу взаимоотношений. Он (с.а.с.) не придал никакого значения этническому, языковому и другим признакам. Напротив, он (с.а.с.) ограничил весь вопрос верой в Ислам, и только. И кто приобщался к исламской Умме, тот становился таким же, как и остальные мусульмане, без всяких различий. Всевышний Аллах говорит:


إِنَّمَا الْمُؤْمِنُونَ إِخْوَةٌ

«Воистину, верующие — братья» (49:10).

Посланник Аллах (с.а.с.) говорил: «Мусульманин брат мусульманину». В уставе Мединского общества говорилось: «Этот документ (книга) написан Пророком Мухаммедом для верующих из племени Курайш города Ясриб, для мусульман и людей, следовавших за ними, а также для тех, кто впоследствии присоединились к ним и участвовали с ними в джихаде. Все они являются единой общиной в защите от других людей». Всевышний Аллах отправил Мухаммада (с.а.с.) ко всем людям, как милость для всех миров. Всевышний Аллах говорит:


وَمَا أَرْسَلْنَاكَ إِلا كَافَّةً لِلنَّاسِ بَشِيرًا وَنَذِيرًا وَلَكِنَّ أَكْثَرَ النَّاسِ لا يَعْلَمُونَ

«Мы отправили тебя ко всем людям добрым вестником и предостерегающим увещевателем, но большинство людей не знает этого» (34:28).


وَمَا أَرْسَلْنَاكَ إِلا رَحْمَةً لِلْعَالَمِينَ

«Мы отправили тебя только в качестве милости к мирам» (21:107).

Пророк (с.а.с.) призывал всех людей к Исламу. Люди принимали Ислам массово. Салман аль-Фарисий (перс) был одним из первых и приближенных сподвижников Пророка (с.а.с.), который отозвался о нем следующими словами: «Салман для нас — член семьи» (Передал аль-Хаким). Умар ибн аль-Хаттаб (р.а.) назначал его валием городов Исламского государства. Чернокожий Билял аль-Хабаший принял Ислам и был одним из первых и приближенных сподвижников. Римлянин Сухайб принял Ислам и был последним из самых первых и приближенных сподвижников Пророка (с.а.с.).

Иудей Абдуллах ибн Салям принял Ислам и стал одним из сподвижников Посланника Аллаха (с.а.с.). Так обстояло дело не только во времена Пророка Мухаммада (с.а.с.), это продолжалось и во времена Праведных халифов и тех, кто пришли после них, когда мусульмане несли призыв к Исламу и успешно расплавляли различные народы и нации в тигли Ислама. Таким образом, исламская Умма распространилась по всем окраинам земли. Несмотря на то, что исламское послание началось на Арабском полуострове и на арабском языке, тем не менее, неарабы понесли его после того, как уверовали в него твердым убеждением, не уступая в активности первым мусульманам из числа арабов. Из неарабов появилось бесчисленное количество выдающихся исламских ученых в различных сферах. В сфере исламской юриспруденции появился имам Абу Ханифа, в сфере конституционного права — аль-Мавардий, в лингвистике арабского языка — Сибовейх, в науке хадисов — аль-Бухари, Муслим и другие авторы сборников хадисов, в основах исламского права (усуль аль-фикх) — аль-Амиди, в математики — аль-Харезмий, в медицине — Ибн Сина, в военных делах — Салах-уд-Дин, Кутуз и Бейбарс, в истории и социологии — Ибн Халдун, в вопросах идейных школ, доктрин и темах вероучений — аль-Матуридий и аль-Шахристаний, и множество других ученых. Также неарабы управляли веками, и мусульмане подчинялись их правлению, как, например, османиды. Следует отметить, что мусульмане не ограничивали себя теоретической стороной понятия (концепции) исламской Уммы, но и претворяли его в практическом виде, пока не появились призывы к национализму и патриотизму. Тогда и начали по чуть-чуть просачиваться в мусульманскую среду западные понятия. До этого, связь между ними была на основе исламской доктрины (акъыды), которая олицетворялась в понятии (концепции) «исламская Умма». При этом Ислам не ограничил понятие «исламская Умма» в виде духовной связи, а напротив, определил её, как политико-правовую связь, объединяющую мусульман в обществе и государстве, согласно которой принимаются все права и обязанности.

Второе:

При взгляде на людей Ислам не различил их на основе врожденных, этнических, расовых или языковых особенностей. Напротив, Ислам обратился к человеку, как человеку, с первых минут своего ниспослания в первых аятах божественного откровения, где Всевышний сказал:


اقْرَأْ بِاسْمِ رَبِّكَ الَّذِي خَلَقَ (١)خَلَقَ الإنْسَانَ مِنْ عَلَقٍ (٢)اقْرَأْ وَرَبُّكَ الأكْرَمُ (٣)الَّذِي عَلَّمَ بِالْقَلَمِ (٤)عَلَّمَ الإنْسَانَ مَا لَمْ يَعْلَمْ (٥)

«Читай во имя твоего Господа, Который сотворил все сущее. Он сотворил человека из сгустка крови. Читай, ведь твой Господь — Самый великодушный. Он научил посредством письменной трости, научил человека тому, чего тот не знал» (96:1-5).

Этот взгляд Коран задекларировал во многих аятах. Всевышний Аллах говорит:


يَا أَيُّهَا النَّاسُ إِنَّا خَلَقْنَاكُمْ مِنْ ذَكَرٍ وَأُنْثَى وَجَعَلْنَاكُمْ شُعُوبًا وَقَبَائِلَ لِتَعَارَفُوا إِنَّ أَكْرَمَكُمْ عِنْدَ اللَّهِ أَتْقَاكُمْ إِنَّ اللَّهَ عَلِيمٌ خَبِيرٌ

«О, люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас — наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах — Знающий, Ведающий» (49:13),


وَمِنْ آيَاتِهِ خَلْقُ السَّمَاوَاتِ وَالأرْضِ وَاخْتِلافُ أَلْسِنَتِكُمْ وَأَلْوَانِكُمْ إِنَّ فِي ذَلِكَ لآيَاتٍ لِلْعَالِمِينَ

«Среди Его знамений — сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов. Воистину, в этом — знамения для обладающих знанием» (30:22).

Люди для Всевышнего Аллаха, согласно исламскому взгляду, равны. Предпочтение между ними ограничено лишь приобретаемыми качествами, суммированными в выражении «богобоязненность», которая заключается в выполнении дел, повинуясь Всевышнему Аллаху в надежде на получение Его милости и довольства, а также в боязни ослушаться Его и навлечь на себя Его наказание. В сборниках достоверных хадисов приводятся множество хадисов, подтверждающих данный смысл. Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил: «О, люди! Ваш Господь — Един! Ваш праотец — един! Нет превосходства араба над неарабом и неараба над арабом, краснокожего над чернокожим и чернокожего над краснокожим кроме, как только благодаря богобоязненности» (Передал Ахмад в «аль-Муснад»).

Что касается различий людей между собой по цвету кожи, этносу и языку, то это естественные явления, выражающие знамения Аллаха и Его могущество. Нельзя рассматривать их ни как отрицательное, ни как превозносящее качество. Во многих аятах Коран адресовал свои наставления людям исключительно, как к людям. Всевышний Аллах говорит:


يَا أَيُّهَا النَّاسُ ضُرِبَ مَثَلٌ فَاسْتَمِعُوا لَهُ

«О, люди! Приводится притча, послушайте же ее…» (22:73),


وَلِلَّهِ عَلَى النَّاسِ حِجُّ الْبَيْتِ مَنِ اسْتَطَاعَ إِلَيْهِ سَبِيلا

«Люди обязаны перед Аллахом совершить хадж к Дому (Каабе), если они способны проделать этот путь» (03:97),


هَلْ أَتَى عَلَى الإنْسَانِ حِينٌ مِنَ الدَّهْرِ لَمْ يَكُنْ شَيْئًا مَذْكُورًا (١) إِنَّا خَلَقْنَا الإنْسَانَ مِنْ نُطْفَةٍ أَمْشَاجٍ نَبْتَلِيهِ فَجَعَلْنَاهُ سَمِيعًا بَصِيرًا (٢) إِنَّا هَدَيْنَاهُ السَّبِيلَ إِمَّا شَاكِرًا وَإِمَّا كَفُورًا (٣)

«Неужели не прошло то время, когда человек был безвестен? Мы создали человека из смешанной капли, подвергая его испытанию, и сделали его слышащим и зрячим. Мы повели его путем либо благодарным, либо неблагодарным» (76:1-3),


يَا أَيُّهَا الإنْسَانُ مَا غَرَّكَ بِرَبِّكَ الْكَرِيمِ

«О, человек! Что ввело тебя в заблуждение относительно твоего Великодушного Господа?» (82:06).

Также обстоит дело и в безупречной пророческой Сунне. Ислам запретил любую дискриминацию по расовым, этническим, языковым и другим признакам, которые он назвал «зловонными пережитками джахилии (времен невежества)». От Джундуб ибн Абдуллах аль-Баджалий сообщается, что Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Кто сражался под знаменем слепой приверженности, кто, боролся во имя слепой приверженности, кто оказывал помощь на основе слепой приверженности, тот умрет джахилийской (невежественной) смертью» (Муслим). От Абу Малик аль-Ашъарий сообщается, что Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил: «Кто призывал к джахилийским (невежественным) притязаниям, тот приклонил колени Аду». Тут его спросил некий мужчина: «Даже если будет держать пост и выстаивать молитву?» Пророк (с.а.с.) ответил: «Да, даже если будет держать пост и выстаивать молитву. И посему называйте себя тем именем, которым назвал вас Аллах — покорными (мусульманами) и верующими (мумининами) рабами Аллаха» (Сообщил Ахмад в «аль-Муснад»).

Третье:

Ислам не определил Исламское государство на этнической, национальной, расовой или языковой основе, как и не определил ему устойчивые политические географические границы. Напротив, Ислам принес понятие Дар-уль-Ислам (территория исламского правления) и Дар-уль-Куфр (территория правления неверия), определив их с точки зрения правления и безопасности. Так Дар-уль-Ислам — это страны, в которых претворяются законы Ислама и безопасность обеспечивается мусульманами. Дар-уль-Куфр — это страны, в которых претворяются законы неверия и безопасность обеспечивается немусульманами. Ислам обязал мусульманам быть единым «Дар» и иметь единое государство, когда обязал им избрать и назначить только одного халифа. Другими словами, в Исламе территория Дар-уль-Ислам в основе должна быть симметричными с территориями Исламского государства. Дар-уль-Ислам сокращается и расширяется соразмерно спаду и расширению площади, над которой претворяются законы Ислама.

Четвертое:

Несмотря на то, что понятие (концепция) исламской Уммы занимает огромную степень внимания в Исламе, тем не менее, оно не является основой для гражданской принадлежности к исламскому государству. Условие принадлежности к Исламу ставится исключительно на верности государству и правящему строю в отношении гражданина Исламского государства. Гражданином же Исламского государства является каждый, кто имеет разрешение на проживание в Дар-уль-Ислам и Исламском государстве на постоянной основе, независимо от того, является ли он мусульманином или нет. Каждый обладатель гражданства числится одним из подданных Исламского государства, между которыми государство не должно проводить различие в суде и управлении жизненными делами. Поэтому мусульманин, проживающий за пределами Исламского государства, т.е. не являющийся подданным, не может пользоваться правами обладателя гражданства Исламского государства. Между тем, немусульманин, проживающий в Исламском государстве, получает права, предусматриваемые гражданством этого государства.

Эти четыре обстоятельства показывают с предельной ясностью, что концепция меньшинств, в целом и в частности, является отвергаемой в Исламе, поскольку она строится на основе деления людей этнической, расовой, национальной и языковой принадлежностью. Данные деления неприемлемы в Исламе, не говоря уже о том, что они не могут быть основами в гражданстве и определении государства. Также деление людей на последователей различных религий и конфессий — в Исламе оно не имеет никакого отношения к вопросу гражданства и определения государства. Что касается этих существующих среди людей различий, то Ислам смотрит на них с точки зрения многообразия, и разрешает людям разговаривать на своем языке и исповедовать свои вероучения, не вмешиваясь в эти вопросы. Подтверждением тому служит наличие множества языков, народностей и вероисповеданий в исламских странах, несмотря на истечение более 14-ти веков с появления Ислама и утверждения своего господства.

Мы сказали, что Ислам абсолютно не обращает внимания на этническую, языковую, расовую принадлежность, нет разницы между людьми. Однако Ислам является религией и должен претворяться в Исламском государстве. Это государство, как было пояснено выше, вбирает в себя и немусульман. Как с ними строятся взаимоотношения, разве их рассматривают согласно концепции меньшинств? Ответ на этот вопрос таков: концепция меньшинств не существует в Исламе даже в отношении немусульман. В Исламе есть понятие «ахль-юль-зимма» (немусульманин, находящихся под покровительством мусульман), которое полностью отличается от концепции меньшинств.

 

Ясин ибн Али