Хукмы о выходе против правителей

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Часть I

Введение

Под выходом против правителей подразумевается аннулирование данной им присяги, утрата ими права на подчинение и противостояние им, чтобы свергнуть их, даже если для этого понадобится прибегнуть к силе.

Это дело имеет свои хукмы и условия, но при этом есть и свои риски и значимость. Является ваджибом, чтобы у Уммы сформировалось общественное сознание касательно этого вопроса, как и является ваджибом, чтобы у неё было общественное сознание её права на власть и ответственности за главенство Шариата в государстве. Наличие у Уммы осознания своих прав и ответственности за сохранение претворения хукмов Ислама, а также задействование для этого всех своих средств является самой надёжной гарантией в сохранении исламского государственного устройства. К числу важнейших гарантий также относятся богобоязненность и справедливость самого правителя. Однако необходимо понять, что халиф не безгрешен.

Может наступить момент, когда Умма станет проявлять небрежность в выполнении своей роли и обязанностей, а значит, есть опасность, что халиф оступится и может начать совершать правонарушения, более того, он может принять меры, которые позволят ему контролировать потенциал Уммы. А следовательно, халиф в результате может избежать отчёта и возражения, как и сможет практиковать обман и дезинформацию.

Разрушительные правонарушения в этом вопросе начались постепенно после эпохи праведных халифов. Начало этому положила присяга под принуждением Язиду, сыну Муавии, которая стала отправной точкой передачи власти по наследству.

Поэтому подобного рода положения требуют мнения судьи, специализирующегося по вопросу снятия халифа с занимаемой должности. Какое решение вынесет судья, такое и должно быть исполнено. Если халиф подчинится решению судьи, то так тому и быть, но если халиф откажется принимать его решение, а в качестве своей защиты будет использовать своё влияние, то отношения между ним и Уммой перейдут в стадию ненависти, недоверия и несправедливости вместо любви, мягкости и предоставления совета друг другу. Что касается правила «господство принадлежит Шариату, а власть — Умме», то оно будет нарушено, халиф же станет считаться узурпатором власти. И если упомянутые средства не принесут пользы для сохранения процесса претворения Ислама, тогда правитель должен быть снят со своей должности. Именно здесь и встаёт вопрос о выходе против правителя, чтобы свергнуть его и его помощников ради устранения несправедливости, попрания правила «господство принадлежит Шариату» и покушения на власть Уммы. Да, есть шариатские тексты, приказывающие подчиняться халифу и проявлять терпение ко всему, что исходит от него, несмотря на то, что это ненавистно людям. Решение о снятии халифа с должности является деликатным и непростым вопросом. В данном вопросе есть свои риски из-за разногласия учёных относительно допустимости аннулирования присяги, спадания обязанности подчиняться халифу, а также из-за кровопролития, разрушения и возникновения смут, к которым может привести выход против правителя. Отсюда появились мнения о том, что правителю нужно подчиняться, даже если он силой захватил власть и стал правителем.

Для подкрепления этого мнения шариатские тексты стали истолковываться с учётом текущей реальности. Из них стали выводиться хукмы, которых там нет. Это позволило валиям заняться самоуправством и иметь неограниченную власть, словно они — самостоятельные правители; это позволило захватить власть в вилаяте или области тем, кто обладает силой, став, таким образом, одним из вилаятов или эмиратов в государственном устройстве Халифата. Поэтому титул «султан» на протяжении веков стал даваться некоторым валиям и визирам. Таким образом, господствующая на тот момент исламская политическая идея не была правильной, она была смешением как шариатского, так и того, что продиктовала текущая реальность. Поэтому стало естественным, что того, кто захватил власть в вилаяте, халиф облекал властью, чтобы форма правления в вилаяте оставалась легитимной по Шариату. Тогда это будет считаться сохранением Шариата и защитой религии! Абу аль-Хасан аль-Маварди писал: «Общая власть (имарат) бывает двух видов: власть, полученная через назначение (имарат истикфа) — это когда имеет место договор на основе возможности выбора; власть, полученная через узурпацию (имарат истиля) — это когда имеет место договор из-за вынужденности ‹...› Что касается власти, полученной через узурпацию, то это когда амир силой захватывает территорию, затем сам халиф наделяет его властью на этой территории и даёт ему право управлять ей. Амир данной территории из-за захвата власти будет считаться тираном в политике и управлении. Халиф же, в свою очередь, является реализатором хукмов Ислама, что позволяет перейти от порочности к правильности, от запрета к дозволенному. Безусловно, такой подход отходит от условий и хукмов наделения властью, но это позволяет обеспечить защиту законам Шариата, которые не должны нарушаться, не должны быть ослабленными или испорченными. Поэтому получение власти через захват и вынужденность считается допустимым, когда это уже произошло, но в то же время это недопустимо, когда власть приобретается через назначение и возможность выбора, поскольку есть разница между состоянием, когда халиф имеет полную власть и когда его постигла слабость». Этим и объясняется появление мнений о том, что справедливость является условием для вступления на должность халифа, а не условием продолжительности его власти.

Вопрос выхода против правителей является предметом исследований и разногласий — как в старые времена, так и в современности. Отмечается, что наибольшее распространение в этом вопросе получило мнение, препятствующее выходу против правителей, что бы они ни делали. Причина этого заключается в правителях, которые жаждут власти; даже если нарушается Шариат, они продвигают то, что соответствует их прихотям, и скрывают то, что не подходит для них; они обвиняют в экстремизме и разжигании смуты тех, кто допускает выход против них. Всё это привело к страху перед несправедливостью и угнетением, к отсутствию голоса истины, возникновению мнений и фетв, которые устраивают правителей, поэтому для таких мнений и фетв были предоставлены минбары и открыты двери СМИ, доступны места в советах учёных и открыты двери научных заведений.

Это, в свою очередь, привело к тому, что Умма оказалась в неведении о том, что власть принадлежит ей, и распространилось мнение, что непозволительно аннулировать присягу халифу или выходить против него до тех пор, пока он не совершит открытое (бавах) неверие или пока он совершает намаз, и что повиновение ему обязательно, каким бы грешником он ни был или какие бы он небрежности в исполнении Шариата ни допускал. Умме говорилось, что она обязана проявлять терпение, каким бы ни было самоуправство и несправедливость, аргументируя это тем, что иначе будет ещё больший вред, чем то, что уже происходит.

Обсуждение мнений касательно смещения правителей и выхода против них

Шариат разъясняет положения, когда дозволено выходить против правителей. Передаётся от Убады ибн ас-Самита:

دَعَانَا النَّبِيُّ، صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ، فَبَايَعْنَاهُ فَقَالَ فِيمَا أَخَذَ عَلَيْنَا أَنْ بَايَعَنَا عَلَى السَّمْعِ وَالطَّاعَةِ فِي مَنْشَطِنَا وَمَكْرَهِنَا وَعُسْرِنَا وَيُسْرِنَا وَأَثَرَةً عَلَيْنَا وَأَنْ لاَ نُنَازِعَ الأَمْرَ أَهْلَهُ إِلَّا أَنْ تَرَوْا كُفْرًا بَوَاحًا عِنْدَكُمْ مِنَ اللَّهِ فِيهِ بُرْهَانٌ

«Однажды Пророк (с.а.с.) позвал нас к себе, и мы дали ему присягу. Он заключил с нами договор в том, что мы будем слушаться и повиноваться, рады мы тому будем или нет, в тягость ли нам это будет или нет, и даже если мы лишимся своих прав, мы не станем оспаривать власть тех, кому она будет принадлежать. Если только не увидим проявлений открытого неверия, на которое у нас есть от Аллаха категоричный довод (бурхан)».

Передаётся от Ауфа ибн Малика (р.а.), что он слышал, как Посланника Аллаха (с.а.с.) говорил:

خِيَارُ أَئِمَّتِكُمُ الَّذينَ تُحِبُّونَهُم وَيُحِبُّونَكُمْ وَتُصَلُّونَ عَلَيْهِمْ وَيُصَلُّونَ عَلَيْكُمْ وَشِرَارُ أَئِمَّتِكُمُ الَّذِينَ تُبْغِضُونَهُمْ وَيُبْغِضُونَكُمْ وَتَلْعَنُونَهُمْ وَيَلْعَنُونَكُمْ قِيلَ يَا رَسُولُ اللَّهِ أَفَلَا نُنَابِذُهُمْ قَالَ لَا مَا أَقَامُوا فِيكُمُ الصَّلَاةَ وَإِذَا رَأَيْتُمْ مِنْ وُلَاتِكُمْ شَيْئًا تَكْرَهُونَهُ فَاكْرَهُوا عَمَلَهُ وَلَا تَنْزِعُوا يَدًا مِنْ طَاعَةٍ

«Лучшие из ваших имамов — это те, которых вы любите и которые любят вас, за которых вы делаете дуа и которые делают за вас дуа. Худшие из ваших имамов — это те, которых вы ненавидите и которые ненавидят вас, которых вы проклинаете и которые проклинают вас». Его спросили: «О Посланник Аллаха, не выйти ли нам с мечом против них?», — на что он (с.а.с) сказал: «Нет, до тех пор, пока они будут совершать среди вас намаз. Если же вы увидите в [поступках] своих правителях нечто, что вам не нравится, то вам надлежит испытывать к их поступкам неприязнь, но не отказываться от подчинения».

Передаётся от Умм Салямы, что Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

سَتَكُونُ أُمَرَاءُ فَتَعْرِفُونَ وَتُنْكِرُونَ فَمَنْ عَرَفَ بَرِئَ وَمَنْ أَنْكَرَ سَلِمَ وَلَكِنْ مَنْ رَضِيَ وَتَابَعَ قَالُوا أَفَلَا نُقَاتِلُهُمْ قَالَ لَا مَا صَلَّوْا

«В скором будущем будут такие правители, [деяния] которых вы будете одобрять и ненавидеть. Кто из вас будет признавать [их деяния порочными], тот будет чист. Кто из вас будет ненавидеть [их порочные деяния], тот сохранит себя. Однако это не коснётся тех, кто согласился [с их порочными деяниями] и последовал за ними». Люди спросили: «В таком случае разве нам не нужно начать сражение против них?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Нет, до тех пор, пока они совершают намаз».

Эти три хадиса указывают на условия, которые дозволяют выход против правителя. Однако некоторые учёные стали утверждать, что выход против правителя недопустим, если только он не совершил публично такое неверие, которое не может истолковываться иначе кроме как неверием. Другие сказали, что имеется в виду грех, а не неверие. Однако в обоих случаях, будь то неверие или грех, они не должны истолковываться двусмысленно. Третьи сказали, что слова «Нет, до тех пор, пока они совершают намаз» нужно понимать буквально, поэтому, отталкиваясь от этого, они сказали, что что бы ни сделал халиф, нельзя смещать его с должности или выходить против него до тех пор, пока он совершает пятикратный намаз. Последователи этого мнения используют в качестве доказательств те тексты, где приказывается проявлять терпение, даже если правитель посягает на чужое право и совершает деяния, которые люди будут ненавидеть. Среди них хадис Ауфа ибн Малика, упомянутый ранее, и хадис Абдуллаха ибн Масъуда, что Пророк (с.а.с.) сказал:

إِنَّهَا سَتَكُونُ بَعْدِي أَثَرَةٌ وَأُمُورٌ تُنْكِرُونَهَا قَالُوا يَا رَسُولَ اللَّهِ كَيْفَ تَأْمُرُ مَنْ أَدْرَكَ مِنَّا ذَلِكَ قَالَ تُؤَدُّونَ الْحَقَّ الَّذِي عَلَيْكُمْ وَتَسْأَلُونَ اللَّهَ الَّذِي لَكُمْ

«В будущем после меня будет посягательство на чужие права, и будут дела, которые вы будете порицать/критиковать». Его спросили: «О Посланник Аллаха! Что же ты прикажешь делать тому из нас, кто застанет это?», — на что он (с.а.с.) ответил: «Соблюдайте права, которые вы должны соблюдать, и просите у Аллаха то, что вам положено».

После рассмотрения и изучения подобных текстов становится очевидным, что последнее мнение — неправильное. Причина этого заключается в том, что во время выведения шариатского хукма по тому или иному вопросу требуется задействовать все шариатские тексты, связанные с этим вопросом. Будет неправильным для факиха ограничиться лишь частью текстов, проигнорировав другие, ведь одни тексты помогают разъяснить и понять другие тексты. В науке усуль аль-фикх установлено, что муфтий не может давать фетву на основе общих (амм) текстов, пока не придёт к выводу, что отсутствуют частные (хасс) тексты. Так как можно поступать иначе, когда есть частные тексты, которые хорошо известны учёным, когда есть шариатские правила в виде «правление на основе того, что ниспослал Аллах, является ваджибом», «предотвратить несправедливость и узурпацию является ваджибом», «устранять предосудительное является ваджибом»?! Сюда также относятся слова Посланника (с.а.с.):

إِنَّ النَّاسَ إِذَا رَأَوُا الْظَّالِمَ فَلَمْ يَأْخُذُوا عَلَى يَدَيْهِ أَوْشَكَ أَنْ يَعُمَّهُمُ اللَّهُ بِعِقَابِهِ

«Если люди увидят несправедливого и не схватят его за руки (т.е. не остановят его), то они будут близки к тому, что Аллах подвергнет Своему наказанию их всех»,

مَنْ رَأَى مِنْكُمْ مُنْكَرًا فَلْيُغَيِّرْهُ بِيَدِهِ فَإِنْ لَمْ يَسْتَطِعْ فَبِلِسَانِهِ فَإِنْ لَمْ يَسْتَطِع فَبِقَلْبِهِ وَذلِكَ أَضْعَفُ الْإِيمَانِ

«Пусть тот из вас, кто увидит предосудительное, изменит это собственноручно, если же он не сможет [сделать] этого, [пусть изменит это] своим языком, а если не сможет, то [пусть противится этому] своим сердцем, что будет наиболее слабым [проявлением] веры»,

والَّذِي نَفْسِي بِيَدِهِ لَتَأْمُرُنَّ بالْمَعْرُوفِ ولَتَنْهَوُنَّ عَنِ المُنْكَرِ أَوْ لَيُوشِكَنَّ اللَّه أَنْ يَبْعَثَ عَلَيْكُمْ عِقَابًا مِنْهُ ثُمَّ تَدْعُونَهُ فَلَا يُسْتَجابُ لَكُمْ

«Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя! Вы обязательно будете приказывать одобряемое и запрещать предосудительное, иначе Аллах непременно пошлёт на вас наказание [если вы оставите приказывать одобряемое и запрещать предосудительное]. Затем вы будете молить Его, а Он не ответит вам»,

إِنَّ مِنْ أَعْظَمِ الْجِهَادِ كَلِمَةَ عَدْلٍ عِنْدَ سُلْطَانٍ جَائِرٍ

«Величайшим из джихадов является слово истины, сказанное перед несправедливым правителем»,

سَيِّدُ الشُّهَدَاءِ حَمْزَةُ بْنُ عَبْدِ الْمُطَّلِبِ وَرَجُلٌ قَامَ إِلَى إِمَامٍ جَائِرٍ فَأَمَرَهُ وَنَهَاهُ فَقَتَلَهُ

«Господин шахидов — Хамза ибн Абдульмутталиб и тот, кто выступил против жестокого правителя, повелев ему [одобряемое] и запретив ему [предосудительное], за что и был им казнён».

Выражение «приказывать одобряемое и запрещать предосудительное» является общим (амм), т.е. охватывает все виды одобряемого и предосудительного и охватывает всех мусульман и правителей. А в случае, если нет воздержания от предосудительного и нет повиновения Шариату, то приказывается противостоять этому, даже если это повлечёт за собой смерть. Тот, кто будет убит за сказанное слово истины в лицо несправедливому правителю, станет не просто шахидом, а господином шахидов. В то же время эти тексты предписывают изменить предосудительное рукой, если на это есть возможность, ведь Посланник (с.а.с.) сказал: «изменит это собственноручно», «и не схватят его за руки (т.е. не остановят его)». Слово «предосудительное», которое упоминается в хадисах, является общим, а значит, охватывает и деяния правителей. Самым мерзким из предосудительных деяний правителей является: лишение Шариата господства в правлении и правление на основе светских законов. Подобного рода несправедливость должна быть устранена. Аллах создал людей, чтобы они поклонялись Ему на основе Его законов, поэтому Он отправил к ним пророков и посланников. Пророки и посланники планировали, усердствовали и сражались ради главенства истины. Следовательно, несправедливость со стороны халифа противоречит той цели Шариата, которую он преследует от его должности; его несправедливость нарушает шариатские правила, а значит, является ваджибом его смещение с поста халифа, даже если для этого придётся выйти против него.

Что же касается шариатских текстов, запрещающих людям выходить против халифов до тех пор, пока люди не увидят явное неверие (куфр бавах) в правителях, или пока те совершают намаз, то эти тексты никак не противоречат разъяснённому выше. Поэтому в хадисе Убады ибн ас-Самита:

وَأَنْ لَا نُنَازِعَ الْأَمْرَ أَهْلَهُ إِلَّا أَنْ تَرَوْا كُفْرًا بَوَاحًا عِنْدَكُمْ مِنَ اللَّهِ فِيهِ بُرْهَانٌ

«... [Мы дали присягу, что] не станем оспаривать власть тех, кому она будет принадлежать, [Убада уточнил:] если только не увидите явное неверие, на которое у вас будет неопровержимое доказательство (бурхан) от Аллаха», — речь идёт не о неверии самого правителя, а о неверии в виде претворяемых законов, систем. Поэтому в хадисе не говорится: «если только они не стали неверными», — а говорится: «если только не увидите явное неверие». Например, разрешение государством ростовщических договоров является претворением неверия, претворение систем в отношениях среди людей на основе западного извращенства или на основе свобод личности является претворением неверия или применение неисламской уголовной системы. Стоит добавить, что претворение даже одного неисламского закона считается претворением неверия. Такое положение вещей, как претворение неверия, противоречит принципу «Аллах — Обладатель исключительного права на законотворчество (хакимия)», с одной стороны, так и принципу «господство принадлежит Шариату» — с другой. Эти принципы являются категоричными основами, поэтому тот, кто видит применение систем неверия или применение даже одного закона неверия, видит неверие воочию. Если правитель открыто претворяет неверие, даже в виде одного закона, то это и будет проявлением явного неверия. А то, что неверие — явное, означает, что правитель знает об этом, но просто умалчивает, т.е. он согласен с ним. А это уже обязывает, чтобы люди обратили свои взоры на правителя, дабы он немедленно оставил неверие или был снят со своей должности. Если правитель откажется исправиться и продолжит придерживаться неверия, тогда необходимо выйти против него. И здесь речь не идёт о том, считает ли правитель предосудительное дозволенным или не считает, т.е. он является неверным или грешником, поскольку предметом рассмотрения является правление на основе Ислама или неверия, а не рассмотрение — стал ли правитель неверным или остался мусульманином. В хадисе говорится:

إِلَّا أَنْ تَرَوْا كُفْرًا

«если только не увидите явное неверие», а неверие стало очевидным. Данный хадис полностью согласуется с шариатскими правилами в сохранении господства Шариата, с возвеличиванием Слова Всевышнего, с достижением цели Шариата, которую он преследует от поста халифа, и с хукмами об устранении предосудительного. Данное положение подкрепляется и другими версиями этого хадиса:

إِلاَّ أَنْ تَكُونَ مَعْصِيَةُ اللهِ بَوَاحًا

«Если только ослушание Аллаха не будет явным»,

مَا لَمْ يَأْمُرُوكَ بِإِثْمٍ بَوَاحًا

«Если только они не приказывают тебе совершить явный грех». Следовательно, под неверием в этом хадисе подразумевается грех. Ан-Навави сказал: «Под неверием здесь подразумеваются грехи. Под словами «на которое у вас будет неопровержимое доказательство (бурхан) от Аллаха» подразумевается наличие у вас знаний об этом из религии Аллаха». Комментируя этот хадис, Ибн Хаджар аль-Аскаляни сказал: «О словах «если только не увидите явное неверие» Абу Суляйман аль-Хаттаби сказал следующее: «Слово «بَوَاحاً» означает «видимый» ‹...› В версии Хайяна Абу ан-Надра говорится:

إِلاَّ أَنْ يَكُونَ مَعْصِيَةُ اللهِ بَوَاحًا

«Если только ослушание Аллаха не будет явным». Ахмад привёл путём Умайры ибн Хани, а он — от Джунада, следующий сахих хадис:

مَا لَمْ يَأْمُرُوكَ بِإِثْمٍ بَوَاحًا

«Если только они не приказывают тебе совершить явный грех» ‹...› Слова:

عِنْدَكُمْ مِنَ اللَّهِ فِيهِ بُرْهَانٌ

«на которое у вас будет неопровержимое доказательство (бурхан) от Аллаха», — указывают на любой текст в виде аята или сахих хадиса, который не содержит иносказания (тавиль). Ан-Навави сказал: «Под словом «неверие» в хадисе имеется в виду грех» ‹...› Другие сказали: «Под словом «неверие» в хадисе имеется в виду как грех, так и неверие» ‹...› Ибн ат-Тин привёл от ад-Давуди: «Одни учёные говорят об обязательности свержения несправедливых правителей, если есть возможность сделать это без фитны и несправедливости, в противном случае обязательным будет проявлять терпение. Другие сказали: «Изначально не дозволяется заключать договор о правлении с грешником». Если же правитель станет совершать несправедливость после того, как был справедливым, то здесь учёные разногласят относительно дозволенности выхода против него. Правильным же будет в этом случае мнение о запретности выходить против правителя, если только он не станет неверным; тогда выход против него будет обязателен».

То же самое касается хадисов, которые запрещают выходить против халифов, пока они совершают намаз, как, например, хадис Ауфа ибн Малика (р.а):

قِيلَ يَا رَسُولُ اللَّهِ أَفَلَا نُنَابِذُهُمْ قَالَ لَا مَا أَقَامُوا فِيكُمُ الصَّلَاةَ

«... Его спросили: «О Посланник Аллаха, не выйти ли нам с мечом против них?», — на что он (с.а.с) сказал: «Нет, до тех пор, пока они будут совершать среди вас намаз...», — и хадис Умм Салямы:

قَالُوا أَفَلَا نُقَاتِلُهُمْ قَالَ لَا مَا صَلَّوْا

«... Люди спросили: «В таком случае разве нам не нужно начать сражение против них?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Нет, до тех пор, пока они совершают намаз». Если взять прямое значение, то возникнет противоречие среди шариатских текстов, ведь общеизвестно из хукмов Шариата, что является ваджибом смещать с должности правителя, который лишил Шариат господства, а Умму — власти, который не заслуживает права заботиться об интересах мусульман, который не оставляет совершение запретного после насихатов и критики в свой адрес. Если он продолжит совершать это и стоять на своём, то будет ваджибом выйти против него, чтобы сместить, при условии, что существует большая вероятность наличия возможности для этого. Поэтому под словом «намаз» в обоих хадисах следует понимать намаз, который удерживает от мерзости и предосудительного, как об этом упомянул Аллах:

وَأَقِمِ ٱلصَّلَوٰةَۖ إِنَّ ٱلصَّلَوٰةَ تَنۡهَىٰ عَنِ ٱلۡفَحۡشَآءِ وَٱلۡمُنكَرِۗ

«и совершай намаз. Воистину, намаз оберегает от мерзости и предосудительного» (29:45).

А если совершающий намаз является правителем, то под совершением намаза уже подразумевается установление самой религии, ведь в хадисе приводится, что намаз является опорой Ислама. Приводится от Муаза ибн Джабаля:

أَلَا أُخْبِرُكَ بِرَأْسِ الْأَمْرِ كُلِّهِ وَعَمُودِهِ وَذِرْوَةِ سَنَامِهِ قُلْتُ بَلَى يَا رَسُولَ اللهِ قَالَ رَأْسُ الْأَمْرِ الْإِسْلاَمُ وَعَمُودُهُ الصَّلاَةُ وَذِرْوَةُ سَنَامِهِ الْجِهَادُ

«Не сообщить ли тебе о главном в этом деле, его опоре и его вершине?». Я сказал: «Конечно, о Посланник Аллаха!», — и он сказал: «Главным в этом деле является Ислам, опорой его служит намаз, а вершина его — джихад». Учитывая, что намаз является опорой Ислама, то его совершение, о котором говорится в хадисе, будет указанием (кинаей) на установление Ислама. Исходя из этого, правитель, который преступает законы Шариата в своём правлении, который не придерживается одобряемого и не удерживается от предосудительного, будет считаться тем, кто не совершает намаз, ведь он преступил границы Ислама, нарушил его хукмы, и это вместо того, чтобы править на его основе. Ибн Таймия сказал: «Если совершать намаз так, как это было велено, то он удерживает от мерзости и предосудительного. А если нет, то это указывает на то, что человек делает упущения в нём. Аллах говорит:

فَخَلَفَ مِنۢ بَعۡدِهِمۡ خَلۡفٌ أَضَاعُواْ ٱلصَّلَوٰةَ وَٱتَّبَعُواْ ٱلشَّهَوَٰتِۖ فَسَوۡفَ يَلۡقَوۡنَ غَيًّا٥٩

«После них пришли потомки, которые погубили намаз и стали потакать желаниям. Все они понесут убыток» (19:59).

Под погублением намаза подразумевается упущения в его ваджибах, несмотря на то, что человек совершает намазы. Всё же, Аллах знает лучше!». Абдулькадим Заллюм писал: «Под совершением намаза имеется в виду правление на основе хукмов Ислама, т.е. претворение в жизнь Шариата. В тексте был использован способ, когда упоминается часть вместо целого, как, например, слова Всевышнего:

فَتَحۡرِيرُ رَقَبَةٖ

«должен освободить шею» (4:92).

В данном аяте имеется в виду освобождение раба, а не освобождение его шеи. Поэтому и в словах Пророка (с.а.с.):

مَا أَقَامُوا فِيكُمُ الصَّلَاةَ

«... до тех пор, пока они будут совершать среди вас намаз...», — имеется в виду исполнение всех хукмов Шариата, а не только совершение намаза. Подобное выражение относится к маджазу (иносказательному значению), где, называя часть, подразумевают целое».

Что же касается высказывания о проявлении терпения к несправедливому правителю, т.е. молчать и соглашаться со всем, что бы тот ни делал, и о недозволенности его свержения только из-за того, что правитель совершает намаз, а значит, он может бить по спине и отбирать имущество, — то это предосудительное мнение. Ибн Хазм сказал: «Что касается приказа Посланника (с.а.с.) быть терпеливым при отнимании имущества и ударах по спине, то это, несомненно, имеет место, если Имам делает это по праву ‹...› Но если Имам делает это несправедливо, то не приведи Аллах, чтобы Посланник Аллаха (с.а.с.) приказывал быть терпеливым к подобному!».

У Ибн Хазма есть ещё одни ценные слова по этому поводу в ответ тем, кто запрещает выходить против несправедливого правителя, что бы он ни делал, ведь он — мусульманин и совершает намаз. Ибн Хазм говорит: «Им будет задан вопрос: «Что вы скажете о султане, который сделал иудеев хозяевами положения, христиан — своими солдатами, а мусульман — выплачивающими джизью? Что вы скажете о султане, который занёс свой меч над головами детей мусульман, который разрешил женщинам-мусульманкам прелюбодеяние, который занёс свой меч над мужчинами-мусульманами, который взял в качестве имущества их женщин и детей, который объявил о посягательстве на их права, но при этом он продолжает признавать Ислам, провозглашать его и совершать пятикратный намаз?». Если на это они скажут: «Всё равно запрещено выходить против него!», — тогда мы скажем им: «Он не оставит мусульман, пока не убьёт их всех, в итоге останется лишь он и неверные». Если эти люди продолжат говорить о необходимости проявлять терпение, то этим они не только противопоставят себя Исламу в целом, но и оторвутся от него».

Ибн Хазм продолжил: «Мы спрашиваем их о грешном, несправедливом правителе, который пожелал совершить мерзкое с женой человека, или его дочерью, или с его сыном, или с ним самим, — обязан ли он противостоять этому или нет?». Если они скажут: «Он обязан беречь свой Ислам и Ислам его семьи», — этим они совершат великий грех, ведь подобное мусульманин не должен говорить. Если же они скажут: «Он обязан сопротивляться этому и сражаться!», — тогда они вернутся к истине, ведь так должен поступать каждый мусульманин в отношении другого мусульманина и в отношении имущества».

Что же касается того, что упоминалось в хадисах о повелении быть терпеливыми к эмирам и правителям, когда люди видят в них то, что ими порицается, то эти хадисы — следующие:

أَلَا مَنْ وَلِيَ عَلَيْهِ وَالٍ فَرَآهُ يَأْتِي شَيْئًا مِنْ مَعْصِيَةِ اللهِ فَلْيَكْرَهْ مَا يَأْتِي مِنْ مَعْصِيَةِ اللهِ وَلَا يَنْزِعَنَّ يَدًا مِنْ طَاعَةٍ

«Если тот, над кем есть правитель, увидит, как этот правитель ослушивается Аллаха, то пусть проявляет порицание этому ослушанию. Однако он не должен выходить из подчинения ему»,

سَتَكُونُ أُمَرَاءُ فَتَعْرِفُونَ وَتُنْكِرُونَ فَمَنْ عَرَفَ بَرِئَ وَمَنْ أَنْكَرَ سَلِمَ وَلَكِنْ مَنْ رَضِيَ وَتَابَعَ قَالُوا أَفَلَا نُقَاتِلُهُمْ قَالَ لَا مَا صَلَّوْا

«В скором будущем будут такие правители, [деяния] которых вы будете одобрять и ненавидеть. Кто из вас будет признавать [их деяния порочными], тот будет чист. Кто из вас будет ненавидеть [их порочные деяния], тот сохранит себя. Однако это не коснётся тех, кто согласился [с их порочными деяниями] и последовал за ними». Люди спросили: «В таком случае разве нам не нужно начать сражение против них?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Нет, до тех пор, пока они совершают намаз».

Хадис Абдуллаха ибн Масъуда, что Пророк (с.а.с.) сказал:

إِنَّهَا سَتَكُونُ بَعْدِي أَثَرَةٌ وَأُمُورٌ تُنْكِرُونَهَا قَالُوا يَا رَسُولَ اللَّهِ كَيْفَ تَأْمُرُ مَنْ أَدْرَكَ مِنَّا ذَلِكَ قَالَ تُؤَدُّونَ الْحَقَّ الَّذِي عَلَيْكُمْ وَتَسْأَلُونَ اللَّهَ الَّذِي لَكُمْ

«В будущем после меня будет посягательство на чужие права и дела, которые вы будете порицать/критиковать». Его спросили: «О Посланник Аллаха! Что же ты прикажешь делать тому из нас, кто застанет это?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Соблюдайте права, которые вы должны соблюдать, и просите у Аллаха то, что вам положено». Согласовывание такого рода хадисов с хадисами, предписывающими устранение и удержание от предосудительного, когда на это есть возможность, указывает на то, что в хадисах речь идёт о халифе, который правит на основе Ислама. Действия халифа многочисленны, среди которых — принятие табанни в спорных вопросах и шариатских мнениях, назначение и снятие амиров, валиев и судей, объединение сердец, определение размера даров, защита от обманщиков и разбойников. Поэтому халиф постоянно нуждается в тех, кто близок ему во мнении и политике, кто вызывает у него спокойствие, кто является тем, кому он доверяет, кому открывает свои тайны. Халиф должен советоваться и проявлять усердие, хотя при этом он будет как ошибаться, так и поступать правильно. Несмотря на то, что халиф будет набожным и советующим Умме благое, люди всё равно будут различаться по своим мазхабам в фикхе и каламитским воззрениям, по своим интересам и политическим пристрастиям; они будут различаться по видению и оценкам действий касательно политики халифа. Поэтому, каким бы благочестивым, искренним, искусным и мудрым ни был халиф, всегда будут те, кто обвинит его, кто увидит в нём отклонения и пороки, увидит в нём упущение в тех или иных правилах и правах, увидят в нём агента или того, кто подвержен влиянию своих родственников или своего народа, увидят в нём благосклонность к той или иной стороне, увидят слабость его мнений, будут считать его недостойным своего положения; даже найдутся те, кто будет считать его неверным. Поэтому, если каждому предоставить право снимать с себя обязательства присяги халифу или выходить против него, тогда распространится нечестие и возникнут смуты. Именно поэтому Шариат разъяснил хукмы тех или иных ситуаций и положений, среди которых — обязательность контроля и отчёта правителей, при этом проявляя терпение, когда за это причиняют страдания, и так до тех пор, пока обвинения против халифа не будут доказаны и будут истолкованы однозначно. Поэтому Посланник (с.а.с.) и сказал:

إِلَّا أَنْ تَرَوْا كُفْرًا بَوَاحًا عِنْدَكُمْ مِنَ اللَّهِ فِيهِ بُرْهَانٌ

«Если только не увидим проявлений открытого неверия, на которое у нас есть от Аллаха категоричный довод (бурхан)». Разного рода догадки со стороны людей не считаются доводом в Шариате, поэтому недопустимо, чтобы Имам был смещён, или присяга ему была аннулирована, или было дозволено выходить против него на основе подозрений или мнений, которые могут быть как правдой, так и ложью.

Более того, Имам не безгрешен, иногда он может проявить слабость и последовать за своими прихотями. Поэтому, оказавшись под влиянием страстей, он может ослушаться Аллаха или совершить то, что люди ненавидят. Также халиф может ошибиться в своём иджтихаде, что может повлечь за собой вред. Необходимо понять, что не все грехи, следование страстям или ошибки обязывают сместить халифа с его должности, поскольку не всё из этого лишает его справедливости и доверия или делает из него грешника, который не заслуживает быть на своём посту. В противном случае одним из условий халифа была бы безгрешность, а значит, никто бы не смог претендовать на эту должность. Поэтому Шариат предписал проявлять терпение в некоторых вещах, которые ненавистны людям, наряду с обращением к нему с насихатом и критикой, быть может, он внемлет советам и наставлениям. Запрещено смещать правителя с его должности, пока не будет доказано на основе категоричных доказательств, что он несправедлив, что он грешен или что он лишился справедливости.

Остаётся хадис Хузайфы, который следует объяснить, дабы завершить обсуждение вопроса. Передаётся от Муавии ибн Саллямы, а он — от Хузайфы ибн аль-Ямана:

قُلْتُ يَا رَسُولَ اللهِ إِنَّا كُنَّا بِشَرٍّ فَجَاءَ اللهُ بِخَيْرٍ فَنَحْنُ فِيهِ فَهَلْ مِنْ وَرَاءِ هَذَا الْخَيْرِ شَرٌّ قَالَ نَعَمْ قُلْتُ هَلْ وَرَاءَ ذَلِكَ الشَّرِّ خَيْرٌ قَالَ نَعَمْ قُلْتُ فَهَلْ وَرَاءَ ذَلِكَ الْخَيْرِ شَرٌّ قَالَ نَعَمْ قُلْتُ كَيْفَ قَالَ يَكُونُ بَعْدِي أَئِمَّةٌ لَا يَهْتَدُونَ بِهُدَايَ وَلَا يَسْتَنُّونَ بِسُنَّتِي وَسَيَقُومُ فِيهِمْ رِجَالٌ قُلُوبُهُمْ قُلُوبُ الشَّيَاطِينِ فِي جُثْمَانِ إِنْسٍ قَالَ قُلْتُ كَيْفَ أَصْنَعُ يَا رَسُولَ اللهِ إِنْ أَدْرَكْتُ ذَلِكَ قَالَ تَسْمَعُ وَتُطِيعُ لِلْأَمِيرِ وَإِنْ ضُرِبَ ظَهْرُكَ وَأُخِذَ مَالُكَ فَاسْمَعْ وَأَطِعْ

«[Однажды] я спросил: «О Посланник Аллаха, мы пребывали во зле, а потом Аллах даровал нам благо [Ислам], в котором мы сейчас находимся, но придёт ли после этого блага зло?», — на что он сказал: «Да!». Тогда я спросил: «А придёт ли после этого зла благо?». Он сказал: «Да!». Я [снова] спросил: «А придёт ли после этого блага опять зло?». Он сказал: «Да!». Я спросил: «В чём же оно будет заключаться?». Он сказал: «После меня будут правители, которые не станут придерживаться моего руководства, не будут следовать моей Сунне, и среди них будут те, сердца которых будут подобны сердцам шайтанов в человеческом обличье». Хузайфа спросил: «О Посланник Аллаха, а что мне делать, если я это застану?», — на что Пророк (с.а.с.) сказал: «Слушайся и повинуйся [своему] правителю, даже если тебя будут бить по спине и забирать твоё имущество! Слушайся и подчиняйся!». Учёные разногласят в достоверности этого хадиса. Одни сказали, что данный хадис мурсаль, другие сказали, что он мункати, т.к. Муавия ибн Салляма не слышал его от Хузайфы. Ад-Дарукъутни нашёл в нём недостатки и отнёс его к даиф хадису. Ан-Навави согласился с ад-Дарукъутни в том, что хадис мурсаль, но при этом отнёс его к категории сахих хадисов, сказав, что у этого хадиса есть свои шавахиды (данные, служащие доказательством). Халид аль-Хайик в своём исследовании этого хадиса сказал следующее: «Дополнение, имеющееся в хадисе, мункар (порицаемое), поскольку оно противоречит самому тексту хадиса. Ведь как мог Пророк (с.а.с.) приказать подчиняться кому-то, кто не станет придерживаться его руководства, не будет следовать его Сунне, и тому, чьё сердце будет подобно сердцам шайтанов в человеческом обличье?!». При этом он добавил: «Если брать в общем, то иснад этого хадиса — мункати». Под добавлением подразумеваются следующие слова:

وَإِنْ ضُرِبَ ظَهْرُكَ وَأُخِذَ مَالُكَ فَاسْمَعْ وَأَطِعْ

«даже если тебя будут бить по спине и забирать твоё имущество! Слушайся и подчиняйся!».

Противоречие этого хадиса с обязательностью устранения предосудительного и несправедливости очевидно, ведь хадис приписывает Пророку (с.а.с.) приказ подчиняться тем, кто не станет придерживаться его руководства, кто не будет следовать его Сунне, кто опирается в своём правлении на шайтанов. А это в корне противоречит достоверным шариатским текстам, в частности — словам Посланника (с.а.с.):

مَنْ قُتِلَ دُونَ مَالِهِ فَهُوَ شَهِيدٌ

«Кто погиб, защищая своё имущество, тот шахид». Это также противоречит повествованию самого хадиса, который привели Бухари и Муслим от Абу Идриса аль-Хауляни, а он — от Хузайфы ибн аль-Ямана:

كَانَ النَّاسُ يَسْأَلُونَ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيهِ وَسَلَّمَ عَنِ الْخَيْرِ وَكُنْتُ أَسْأَلُهُ عَنِ الشَّرِّ مَخَافَةَ أَنْ يُدْرِكَنِي فَقُلْتُ يَا رَسُولَ اللَّهِ إِنَّا كُنَّا فِي جَاهِلِيَّةٍ وَشَرٍّ فَجَاءَنَا اللَّهُ بِهَذَا الْخَيْرِ فَهَلْ بَعْدَ هَذَا الْخَيْرِ مِنْ شَرٍّ قَالَ نَعَمْ قُلْتُ وَهَلْ بَعْدَ ذَلِكَ الشَّرِّ مِنْ خَيْرٍ قَالَ نَعَمْ وَفِيهِ دَخَنٌ قُلْتُ وَمَا دَخَنُهُ قَالَ قَوْمٌ يَهْدُونَ بِغَيْرِ هَدْيِي تَعْرِفُ مِنْهُمْ وَتُنْكِرُ قُلْتُ فَهَلْ بَعْدَ ذَلِكَ الخَيْرِ مِنْ شَرٍّ قَالَ نَعَمْ دُعَاةٌ عَلَى أَبْوَابِ جَهَنَّمَ مَنْ أَجَابَهُمْ إِلَيْهَا قَذَفُوهُ فِيهَا قُلْتُ يَا رَسُولَ اللَّهِ صِفْهُمْ لَنَا قَالَ هُمْ مِنْ جِلْدَتِنَا وَيَتَكَلَّمُونَ بِأَلْسِنَتِنَا قُلْتُ فَمَا تَأْمُرُنِي إِنْ أَدْرَكَنِي ذَلِكَ قَالَ تَلْزَمُ جَمَاعَةَ الْمُسْلِمِينَ وَإِمَامَهُمْ قُلْتُ فَإِنْ لَمْ يَكُنْ لَهُمْ جَمَاعَةٌ وَلاَ إِمَامٌ قَالَ فَاعْتَزِلْ تِلْكَ الْفِرَقَ كُلَّهَا وَلَوْ أَنْ تَعَضَّ بِأَصْلِ شَجَرَةٍ حَتَّى يُدْرِكَكَ الْمَوْتُ وَأَنْتَ عَلَى ذَلِكَ

«Обычно люди спрашивали Посланника Аллаха (с.а.с.) о благом, а я спрашивал его о плохом, опасаясь, что оно постигнет меня. Я спросил: «О Посланник Аллаха! Мы пребывали в невежестве и во зле, а потом Аллах даровал нам это благо, но придёт ли после него зло?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Да!». Тогда я спросил: «А придёт ли после этого зла благо?». Он (с.а.с.) ответил: «Да, но к нему будет примешано и зло». Я спросил: «В чём же это будет заключаться?», — на что он (с.а.с.) ответил: «Появятся люди, которые станут руководить другими не на основе моего руководства; вы увидите их дела и не одобрите их». Я спросил: «А придёт ли после этого блага зло?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Да, [и этим злом станут] призывающие [людей] к вратам Ада, и того, кто ответит на их призыв, они бросят в Огонь!». Я попросил: «О Посланник Аллаха! Опиши их нам». На это он (с.а.с.) сказал: «Они будут из нашей среды и будут разговаривать на нашем языке». Я спросил: «Что же ты велишь мне делать, если я доживу до этого?», — на что он (с.а.с.) сказал: «Не расставайся с общиной мусульман и Имамом». Я спросил: «А если я не застану ни общины, ни Имама?!». На это Пророк (с.а.с.) сказал следующее: «Тогда отстраняйся от всех этих групп, даже если придётся тебе для этого вцепиться в корни деревьев, и оставайся в подобном положении, пока не придёт к тебе смерть!». Противоречие хадиса Муавии ибн Саллямы достоверным шариатским смыслам требует толкования в соответствии с утверждённым в Шариате принципом, если, конечно, это возможно, в противном случае хадис необходимо отвергнуть. Также у Ахмада приводится хадис:

ثُمَّ تَكُونُ دُعَاةُ الضَّلَالَةِ فَإِنْ رَأَيْتَ يَوْمَئِذٍ خَلِيفَةَ اللهِ فِي الْأَرْضِ فَالْزَمْهُ وَإِنْ نَهِكَ جِسْمَكَ وَأَخَذَ مَالَكَ فَإِنْ لَمْ تَرَهُ فَاهْرَبْ فِي الْأَرْضِ وَلَوْ أَنْ تَمُوتَ وَأَنْتَ عَاضٌّ بِجِذْلِ شَجَرَةٍ

«Затем появятся призывающие к заблуждению. Если в тот период ты найдёшь на земле халифа, то неразлучно будь с ним, даже если он будет истощать твоё тело и забирать твоё имущество. Если ты не обнаружишь его, тогда беги, а если тебя [настигнет смерть], то умирай, вцепившись в древесный ствол».

Значение, которое позволит устранить противоречие, заключается в следующем: мусульмане должны держаться законного, истинного халифа, они должны в полной мере выполнять свою клятву, данную ему, и оказывать ему содействие, даже если это будет стоить им здоровья и потери имущества. Они не должны давать присягу тем правителям, которые не придерживаются руководства Посланника (с.а.с.), им не должны оказываться поддержка и содействие, даже если за это их будут мучить и отбирать имущество. Напротив, мусульмане должны как можно дальше бежать от господства таких правителей, даже если это повлечёт за собой изоляцию и смерть.

Смысл, который согласуется с правилами Шариата, противоположен смыслу, который используют в своих интересах несправедливые правители и их рупоры. Если несправедливый правитель станет править не по Исламу, даже если речь идёт об одном хукме, а после насихатов и критики не перестанет этого делать, или же он лишится одного из обязательных условий халифа, тогда сместить его будет ваджибом. Если правитель откажется исправить положение, тогда становится ваджибом выйти против него, если на это есть возможность. В следующей главе мы приведём разъяснение причин и условий для этого и поговорим об их доказательной базе.

Махмуд Абдуль-Хади