Сады Рая: Нравственность Посланника Аллаха (с.а.с.) в призыве (11)

Тяжба и ответ Пророка (с.а.с.) предводителям курайшитов во время своего призыва их.

Вывел Ибн Джарир от Ибн Аббаса, что Утба и Шейба из племени Бану Рабиа, Абу Суфьян Бен Харб, один человек из племени Бану Абдуддар, Абу аль-Бахтари брат Бану аль-Асад, аль-Асвад Бен Абду-уль-Мутталиб Бен Асад, Замъа Бен аль-Асвад, аль-Валид Бен Мугира, Абу Джахль Бен Хишам, Абдуллах Бен Абу Умайя, Умайя Бен Халаф, аль-Ас Бен Ваиль и Набих да Мунаббах из племени Бану аль-Худжадж ас-Сахми собрались после заката солнца позади Каабы и сказали друг другу: «Давайте отправьте к Мухаммаду. Поговорите и оспорьте его на сколько сможете». Они отправили к нему, сказав: «Знать твоего народа собралась для тебя, чтобы поговорить с тобой».

Посланник Аллаха (с.а.с.), немедля отправился к ним, пологая, что они усмотрели в его деле новое мнение (т.к. он сильно желал того, чтобы они стали на истинный путь), пока не присел к ним. Они сказали ему: «Мухаммад, мы собрались, чтобы извинить тебя. Мы, в действительности, не знаем такого араба, кто внес бы в собственный народ того, что ты внес в свой народ. Ты очернил наших отцов, осудил религию, назвал безрассудством наши идеалы, опорочил идолов и разобщил общину. Все самое безобразное ты внес в наши ряды. Если этим ты добиваешься имущества, мы соберем для тебя свое имущество, и ты станешь самым богатым среди нас. Если славы добиваешься от нас, мы сделаем тебя самым почетным среди нас. Если ты желаешь власти, мы сделаем тебя нашим владыкой. Если думаешь, что ты одержим этим (т.е. душевно больной с симптомом одержимости), что допустимо, то мы возьмем на себя расходы поиска лечений, пока не исцелим тебя или простим тебя». Посланник Аллаха (с.а.с.) ответил им: «К чему мне то, что говорите вы. Ведь то, что я принес вам, я не желаю этим, ни вашего имущества, ни величия среди вас и ни власти над вами. Аллах отправил вам меня посланником и ниспослал мне книгу. Он приказал быть мне предвестником и увещевателем для вас. И я донес до вас послание вашего Господа, искренне относясь к вам. Если примете то, что я принес вам, удача светит вам в ближайшей и грядущей жизни. Если вы отвергните это, я буду терпеливым велению Аллаха, пока Он не рассудит между мной и вами».

Они сказали: «Мухаммад, раз наши предложения неприемлемы тебе, то ты же знаешь, что нет на свете более тесной и бедной страны с такой трудной жизнью, как наша. Поэтому спроси для нас Господа своего, который ниспослал тебя с твоим посланием, пусть отдалит те горы, что стесняют нас, пусть распространит нашу страну и выведет в ней реки, подобно рекам Шама и Ирака. Пусть воскресит он наших предков с Касий Бен Килябом, который был праведным старцем, чтоб мы спросили их о том, что утверждаешь ты. Истина ли это или ложь? И если сделаешь то, что мы простим и если они уверуют в тебя, уверуем и мы, и будем знать твое почтение у Аллаха. Ведь Он тебя отправил посланником, как утверждаешь ты». Посланник Аллаха (с.а.с.) ответил им: «Я не отправлен с этим. Я принес вам от Аллаха то, с чем Он отправил меня, и довел до вас то, с чем был отправлен вам. Если примете то, что я принес вам, удача светит вам в ближайшей и грядущей жизни. Если вы отвергните это, я буду терпеливым велению Аллаха, пока Он не рассудит между мной и вами».

Они сказали: «Если ты не желаешь сделать это для нас, тогда оставь себе это, и попроси Господа своего отправить ангела, который подтвердит твои слова и повернет нас к тебе. Спроси его, пусть даст тебе сады, сокровища и дворцы из золота и серебра. Пусть все это оградит тебя от того, к чему, мы видим, ты стремишься. Ты ходишь по рынкам и зарабатываешь себе на жизнь, как мы. Тогда узнаем мы степень твоего величия перед твоим Господом, если ты посланник, как утверждаешь ты». Посланник Аллаха (с.а.с.) ответил им: «Я не намерен делать это, и я не из тех, кто просит это у Господа своего, и вовсе не отправлен я вам с этим. Меня Аллах отправил вам предвестником и увещевателем. Если примете то, что я принес вам, удача светит вам в ближайшей и грядущей жизни. Если вы отвергните это, я буду терпеливым велению Аллаха, пока Он не рассудит между мной и вами».

Затем они сказали ему: «Тогда свергни небо, как утверждаешь о том, что твой Господь творит, что пожелает. Мы не уверуем в тебя, пока ты не сделаешь это». Посланник Аллаха (с.а.с.) ответил им: «Это касается Аллаха. Если пожелает это, сделает такое с вами». Они сказали: «Мухаммад, разве твой Господь не знал о том, что мы будем сидеть с тобой, будем просить тебя, о чем спросили, и требовать представить нам это, и, опередив, представил и известил тебя, о чем мы обращались друг к другу. Он не осведомил тебя, что он сделает с нами, если мы не примем твое послание? До нас дошло сведение о том, что тебя обучает тот йеменец по имени Рахман. Клянемся Богом, мы никогда не уверуем в Рахмана. Мы хотели тебя простить, Мухаммад. Однако, клянемся Богом, мы не позволим тебе так поступать с нами, пока не уничтожим тебя или ты не уничтожишь нас». Тут один из них сказал: «Мы поклоняемся ангелам, они – дочери Бога». Другой же сказал: «Мы не уверуем в тебя, пока не приведешь Аллаха или ангелов, которые подтвердят тебя».

Услышав это, Посланник Аллаха (с.а.с.) поднялся и принялся уходить. Вместе с ним встал его двоюродный брат, сын его дяди, Абдуллах Бен Атика Бану Абдульмутталиб, и обратился к нему со словами: «Мухаммад, твой народ предложил тебе все, что можно предложить, но ты ничего не принял. Затем попросили у тебя некоторые вещи для себя, чтобы познать твою степень у Аллаха, ты не сделал этого. Затем попросили ускорить свершения того наказания, которым ты их устрашаешь. Клянусь Богом, я не поверю тебе, пока не увижу, как ты возводишь лестницу на небо и подымаешься по ней, пока ты не низведешь небесный свиток в окружении четырех ангелов, дающих свидетельство правдивости твоим словам. Клянусь Богом, неужели ты думаешь, что если сделаешь все это, я не уверую в тебя?» Этими словами он покинул Посланника Аллаха (с.а.с.), который отправился к своей семье, опечаленный и сожалеющий о том, что не увидел в своем народе того, что желал от них, когда они позвали его. Он огорчился от того, насколько они далеко от него. Таково толкование Ибн Касира.