Официальные представители Хизб-ут-Тахрир: Справедливое слово, сказанное несправедливому правителю.

Если для каждого правдивого призыва необходим правдивый язык, который разъяснял бы его, распространял, побуждал бы к нему, и выявлял бы людям ложность других мыслей и понятий, а также боролся бы с правителями-марионетками, уничтожая мысли неверия и разоблачая их планы против Ислама и мусульман, то, поистине, официальные представители Хизб-ут-Тахрир были теми, кого выбрал Хизб для этой задачи. И, по воле Всевышнего Аллаха, они были лучшими, кто стали исполнять это, ожидая вознаграждения от Единого Аллаха. Мы говорим это, и никто из нас не хочет ничего, кроме как просить у своего Господа успеха и хорошего исхода и окончания.

Мы упоминаем что-то о жизни мужчин, дабы быть похожими на них. И это метод благородного Корана и Сунны при упоминании пророков, посланников и благочестивых людей. И это метод предшественников из числа мусульман, когда они передавали жизнеописания мужчин из числа сподвижников и их последователей, которых наставил Аллах на правильный путь и приказал нам следовать по их пути.

1.Ибрахим Осман Абу Халил — официальный представитель Хизб-ут-Тахрир, вилаят Судана.

Мы попросили брата Ибрахима Османа Абу Халил, официального представителя Хизб-ут-Тахрир вилаята Судана, чтобы он рассказал нам о себе и о начале его деятельности вместе с хизбом, а также о важных событиях, произошедших во время его деятельности вместе с ним. И он рассказал:

«Ибрахим Осман Абу Халил, 12/05/1958г., уроженец города Кассала, расположенного на юге Судана. Я получил образование начальной и средней степени в городе Ад-Дувейм, а затем получил вторую ступень и университетское образование в городе Вад-Медани расположенного на острове в центре Судана».

Относительно своего знакомства с Хизбом он сказал:

«В конце 1986г. объявили о должностях дикторов, сотрудничающих с радиовещанием Вад-Медани. Оно было открыто в начале года. И после того как я пришел получить должность, я встретился с братом Аббасом Сатий – одним из членов Хизба. На то время он был директором радиопрограмм и подготовителем утренних религиозных программ. В то время я числился в исламском движении (исламский национальный фронт). И между нами произошел глубокий диалог касательно проблемы уммы и о методе ее решения.

То, что он предлагал мне, было новым для меня и влиятельным. Я попросил его дать мне некоторые книги, и он дал мне две книги: «Партийное сплочение» и «Концепция Хизб-ут-Тахрир». И я максимально сконцентрировался на изучении их, и Аллах наставил меня к тому, что это истина, ради которой и нужно работать. Он был очень рад, а больше него был рад я, и я стремился изучить все, что издает Хизб в различных сферах жизни и призыва: будь то экономическая сфера, социальная, идейная и т.д. Затем брат Аббас сделал меня своим компаньоном в утренних радиопрограммах и как помощника в их проведении, а потом участником в подготовке и проведении. Мы, через эти программы, распространяли мысли Хизба и его концепции. И, несмотря на то, что радиовещание было местным оно доходило до всех уголков Судана. И началась война против этих программ со стороны тех, которые питают злобу к Исламу и его призыву. Они донесли информацию о брате Аббасе ответственным и сказали, что он сделал радиовещание лично для Хизба, и стали утверждать, что он посредством программ распространяет мысли, чуждые для Ислама. Произошло столкновение между ним и теми, которые считают себя учеными, и они потерпели мыслительное поражение перед силой мыслей Хизба.

Однако козни не закончились, пока они не смогли перевести Аббаса в Хартум. И я сам продолжал программы тем же методом, а они продолжали оказывать на меня давление. Неоднократно они останавливали программы, пока не остановили их окончательно в 1991г.

Почтенный брат, шейх Мухаммад Юсуф (Абу Юсуф) оставил огромный след в формировании моей личности, и я не преувеличу, если скажу в формировании многих личностей Хизба на то время в Судане. Каким он был хорошим братом, и каким хорошим помощником. Он не скупился на советы для нас. И мы стремились сидеть с ним на протяжении длительных часов и взять у него все. А как же иначе, ведь он взял у шейха Такъыюддина ан-Набханий (да смилуется над ним Аллах) и сидел с ним. Дело призыва было в его крови, и он всегда напоминал мне о благородных сподвижниках и великих руководителях. И чтобы я не сказал, все равно не смогу сполна описать этого человека. Я прошу Аллаха, чтобы он воздал ему лучшим и чтобы он думал о нас только хорошее. А также тот, от которого я получил большую пользу — это брат Рашид. Я проводил много дней у него дома и просвещался у него. Он обладал исключительным интеллектом и глубже нас рассматривал многие вопросы. В действительности же если не приводить имена, то я получил много пользы от многих ребят Хизба в Хартуме, особенно от тех, кто опередил нас в этом благе.

В месяце Шаъбан 1424г. по хиджре, что соответствует октябрю 2003г., я принял участие на первой конференции на тему Халифата в Судане, который прошел в международном зале дружбы в Хартуме. Это была моя последняя встреча с шейхом Али Саид Али (да смилуется над ним Аллах), с первым официальным представителем Хизб-ут-Тахрир вилаята Судана. Он оставил эту жизнь и выполнил обязательство призыва для возобновления исламского образа жизни путем установления праведного Халифата. Потеряв его, мы потеряли опору, и знамя из числа знатоков мысли и политики. А также любящего брата, нравственного, которого любил каждый, кто знал его, ибо он был с мягким характером, сговорчивым и обладал силой мыслей и стойкостью на истине. Даже власти описали его при смерти Абу аль-Хаккъ (отцом истины). Мы просим у Аллаха для него милости и прощения и великого вознаграждения в садах высшего Фирдауса вместе с праведниками, шахидами и благочестивыми. И как прекрасны они как друзья.

Я никогда не думал, что я буду тем, кто заменит шейха Али Саида (да смилуется над ним Аллах) в качестве официального представителя. Особенно тогда, когда я не жил в столице Хартуме. Когда ко мне на работу в городе Вад-Медани пришел муътамад, то я почувствовал, что за этим есть огромное дело. Обычно, согласно административным правилам в Хизбе, любое дело доходило до меня через ответственного в Хизбе в Вад-Медани. Однако чтобы ко мне пришел лично муътамад и попросил меня выйти с места работы в другое место, для того, чтобы поговорить – это ввело меня в растерянность. Я еще больше растерялся, когда брат муътамад передал мне известие о том, что меня выбрали официальным представителем Хизба в Судане. Я много спорил с ним и указывал на многих личностей в Хартуме, которые лучше меня смогут выполнить эту задачу. Его ответ был таков: «Те, которых ты назвал, указали на тебя. И Хизб решил, что ты будешь выполнять это обязательство». И я сказал: «В таком случае слушаюсь и повинуюсь приказу Хизба». И я принял обязательство в январе 2004г. От своих братьев ребят из Хизба и ответственных я получил большую помощь и поддержку в исполнении этого обязательства, особенно от брата муътамада. Вот я исполняю это обязательство, прося Славного и Могучего, чтобы Он внушил нам истину. И чтобы помог исполнить эту задачу совершенным образом. А также мы просим Его принять наши деяния и утвердить нас на истине, и чтобы Он, руками нашего шейха и имама Ата Халил Абу ар-Рашта, осуществил радостную весть от нашего Пророка (с.а.с.) о возвращении второго праведного Халифата, основанного на методе пророчества. Мы просим Его, чтобы он сделал нас из числа Его искреннего и правдивого войска и даровал нам скорейшую победу. Поистине, Он силен над этим».

Когда мы попросили его упомянуть те дела, в которых он принимал участие, он ответил:

«1. Конференция на тему Халифата в октябре 2003г. Я принял участие с докладом на тему: Халифат и внутренние вызовы (проблема южного Судана).
2. Митинг, организованный Хизб-ут-Тахрир вилаята Судана для общего руководства вооруженных сил и вручение им письма. И это в месяце Рамадан 1425г. по хиджре (ноябрь 2004г.) после стараний служб безопасности воспрепятствовать митингу. И после настойчивости ребят в его проведении во чтобы это ни стало, органы безопасности были вынуждены согласиться с этим.

3. Общая ассамблея в зале аш-Шарикъа в мае 2006г. "Дарфур: настоящее и будущее".

4. Общая конференция, с призывом оставления светских законов и принятия законодательства выведенного из книги Аллаха и Сунны Его Посланника (с.а.с.), проведенная 30/05/2005г., в которой приняли участие представители ряда исламских движений, различные ученые, известные проповедники и носители призыва.
5. Я возглавлял делегацию для вручения проекта конституции и договора обязательства 6/06/2005г.

6. В международном зале для конференций аз-Зубайра в марте 2006г., я принял участия в неделе: Каким образом произойдет исламское единение? В нем принимали участие большинство исламских движений, и я выступил с докладом, где говорилось о том, что единение произойдет только при помощи Халифата.

7. Я руководил делегациями Хизба вилаята Судана для вручения открытых писем находящимся в Хартуме посольствам Ирана, Туниса, Кувейта, Палестины, где затрагивались дела касающиеся их стран.

Вдобавок к этому, в месяце раджаб 1428 г.х. я участвовал на конференции на тему Халифата в Индонезии, где провел лекции в различных городах Индонезии, и они получили большое одобрение. Мы просим Аллаха, чтобы Он принял наши деяния и помог нам приложить больше усилий, и даровал нам победу в установлении второго праведного Халифата по методу пророчества, которое произойдет вскоре по воле Аллаха».

2 - Мухаммад Исмаил Юсанта - официальный представитель Хизб-ут-Тахрир в Индонезии

Родился в городе Джакарта в 1962 году. Получил диплом бакалавра в инженерии, отдел геотехники в 1988 году. Затем учился религиозным наукам в исламском институте "Улю-уль-Альбаб" в городе Богор под руководством одного из видных ученых в стране (доктор Дидин Хафизуддин) в 1989-91 гг., затем получил степень магистра по управлению в 2000 году в университете "STIE" в Джакарте. Сегодня, помимо того, что является официальным представителем Хизб-ут-Тахрир в Индонезии, он занимает должность директора центра исследования шариата, экономики и управления "SEM Institute" в Джакарте, а также работает ректором университета "HAMFARA" в Джакарте, и доцентом на факультете шариатских наук в государственном исламском университете в Джакарте. Также является членом центрального союза мусульманских ученых, и членом главного совета индонезийских ученых. Владеет арабским и английским языком, вдобавок к государственному языку (индонезийский язык).

С самого начала своей карьеры, до того, как вступить в Хизб-ут-Тахрир, он думал о положении мусульман, как и размышлял над исламской доктриной, вселенной и исламском законодательстве. Это побудило его к поступлению в институт "Улю-уль-Альбаб". Но это учение не дало решения тем проблемам, которые он видел среди мусульман.

Он думал о делах и проблемах мусульман, не ведая о том, что эти дела являются глобальными, а эти проблемы судьбоносными. Он читал в Коране:

إِنَّمَا الْمُؤْمِنُونَ إِخْوَةٌ

«Поистине верующие братья»

и читал в хадисах Посланника Аллаха (с.а.с.) слова: «Мусульманин брат мусульманину…», «Мусульмане в своей взаимной любви, милосердии и уважении похожи на единый организм, когда один орган заболевает чем-то, то другие части тела испытывают жар и страдания». Между тем, в реальной действительности, он видел то, что мусульмане раздроблены на пятьдесят с лишним клочков, которые называются государствами.

Он читал в Священном Коране слова:

كُنتُمْ خَيْرَ أُمَّةٍ أُخْرِجَتْ لِلنَّاسِ تَأْمُرُونَ بِالْمَعْرُوفِ وَتَنْهَوْنَ عَنِ الْمُنكَرِ وَتُؤْمِنُونَ بِاللَّهِ

«Вы были лучшей нацией, выведенной для человечества, призываете к одобряемому, запрещаете предосудительное и веруете в Аллаха».

Однако в реальной действительности видел то, что мусульмане перестали быть ведущими мира и нести послание ко всему человечеству. Более того, они лишились самоуверенности и доверия к посланию, превратившись в подражателей безбожников и заблудших из числа тех, на кого пал гнев Аллаха.

Он видел то, что мусульмане многочисленны, но малочисленные неверующие господствуют над ними, разделяя их страны и грабя их богатства. Он читал хадис Посланника Аллаха (с.а.с.): «Вот-вот народы набросятся на вас, как набрасываются хищники на свою добычу». Его спросили: «Неужели из-за нашей малочисленности на тот момент?». «Напротив, вас будет много, – ответил он. Однако вы будете подобны морской пене. Аллах уберет страх перед вами из груди ваших врагов и вселит в ваши сердца вахн». Его спросили: «Что значит вахн?». «Привязанность к ближайшей жизни и презрение к смерти, – ответил он» (передал Абу Давуд). Читая этот хадис, он удивлялся, как может такая маленькая страна, как Голландия, население которой не превышает 16 миллионов человек, расчленять на мелкие части и полновластно распоряжаться такой большой страной как Индонезия, население которой превышает 200 миллионов мусульман!?

Эти вопросы продолжали волновать его мышление, пока он не встретился с одним из ребят Хизб-ут-Тахрир, который рассказал ему об исламской умме, исламском халифате и судьбоносной проблеме исламской уммы, а также о пути возвращения уммы к угодному Аллаху состоянию: «Лучшая из общин, выведенная для людей». Стоило ему услышать эти слова, как его сердце наполнилось радостью, и он сказал себе: «Я нашел это». Затем начал посещать просветительные кружки (халакаты) Хизба и читать получаемые книги и издания Хизба, все больше убеждаясь в достоверности метода и правильности понимания. Ведь именно это он искал, и теперь нашел. В дальнейшем стал одним из активных членов Хизба.

Когда прошли выборы в совет вилаята, он получил большее количество голосов и пробыл членом этого совета немало лет. Несколько лет назад амир хизба (лидер партии) попросил его не выдвигать свою кандидатуру на выборах в совет вилаята. Потому, что он хочет возложить на него ответственность официального представителя Хизб-ут-Тахрир в Индонезии. Так и произошло. С того времени он продолжает исполнять эту задачу: делает политические заявления, издает прокламации, опровергает те публикации прессы и репортажи масс-медиа, которые имеют отношения к Хизбу, исламской деятельности, идейности и управлению делами людей. Относительно тех вопросов, которые нуждаются в поправках, он прочерчивает ровную линию рядом с изогнутой линией, чтобы проявить правду над ложью.

Больше чем издание прокламаций он проводит персональные встречи и визиты, ведет прямые дискуссии в вопросах несения призыва. Также ряд телевизионных каналов просят его провести встречу с ними. Проводятся международные конференции в зарубежных странах за пределами Индонезии, куда приглашают его, чтобы он выступил с речью о Хизбе, его программе, методе и цели, и он отвечает тем, кому считает должным.

Журнал «аль-Ваъй» молит Аллаха за него и других братьев представителей, чтобы Он сделал их речь благой и эффективной, а также исполнить то, к чему они призывают, и осуществить в скором времени свое обещание мусульманам об утверждении халифа, и предоставлении безопасности и стабильности. Поистине, Он Слышащий и Отвечающий.

3. Йилмаз Челик – официальный представитель Хизб-ут-Тахрир вилаята Турции.

Мы попросили нашего брата Йилмаза Челика, официального представителя Хизб-ут-Тахрир вилаята Турции, рассказать о себе и о начале его деятельности с Хизбом, а также о важных событиях, произошедших во время его нахождения в Хизбе. И он сказал:

«Я родился в 1969г. в городе Аммурия, который был переименован Турецкой республикой на г.Анкара. Я вырос в нем и закончил подготовительную и среднюю школу. Там же я научился арабскому языку среднего уровня. И я до сих пор со своей семьей и детьми живу в этом городе, который известен своей крепостью Анкарой. Он был открыт аббасидским халифом аль-Музаффар аль-Муътасым Билляхи в 230г.х., который помог женщине мусульманке, на которую в то время напали неверующие римляне. Всегда когда я прохожу мимо этой возвышенной крепости, которую открыл аль-Муътасым, у меня слезятся глаза, и я говорю: «О, Муътасым, о халиф! Где же ты тот, кто открыл эту территорию, помогая одной женщине мусульманке. Вот вновь на этой территории нападают на женщин мусульманок и притесняют их утром и вечером?!».

После того как я закончил военную службу у меня усилилась склонность к религии и она толкнула меня к поиску исламского движения, которое серьезно и искренне работает ради Ислама. Вначале эта склонность проявлялась всего лишь на чувствах. И я работал с разными группами, и с различными для меня методами довольствуясь тем, что едва поддерживает мое существование. Однако то, что несли эти движения не было достаточным для убеждения разума и успокоения сердца. Плачевное положение исламской уммы не давало мне спать и все больше и больше беспокоило меня день за днем, в то время как я не мог найти правильный путь, которым был бы доволен Аллах. Те группы и движения, среди которых я находился – были региональными, и они не знали метода правильного развития. Они принимали реальность как источник для мышления и для тех решений, которые они предлагали. Они предлагали демократию и частичное исправление. Из-за того, что у меня не было полной замены, я находился среди них для того, чтобы удовлетворить себя тем, что я делаю что-то ради этой великой религии.

Так продолжалось до тех пор, пока на одном из собраний тех групп я не повстречал человека, который был там гостем. Случилось так, что человек, который должен был провести лекцию не пришел. Тут встал этот благородный гость и дал нам урок, который не был похож на те, которые мы привыкли слышать. Его слова были для меня прохладой и миром. И этот наш благородный брат был первой отправной точкой в моей жизни. Тогда я познакомился с Хизб-ут-Тахрир и стал посещать упорядоченные встречи для знакомства с Хизбом, его мыслями и методом. Все что давалось мне – было тем, чего так страстно желало мое сердце. То звено, потеря которого утомляла и изнуряла меня, наконец-то было найдено. После того как я ознакомился с реальностью Хизба и с необходимостью работы для установления праведного Халифата, посредством которого возобновляется исламский образ жизни, я нашел то, что искал, и моя душа успокоилась. Я стал работать вместе с Хизбом, и это было в конце 1994г. Я прошу Всевышнего Аллаха, чтобы он укрепил меня и моих братьев в призыве к истине до того, как мы встретим его.

С момента моей работы с Хизбом и до начала 2000г., когда светская турецкая республика провела большие аресты членов Хизба, наша деятельность была оживленной и активной. А когда аресты оказались затяжными и были посажены многие ребята Хизба, а также когда светская система провела новые аресты самых лучших ребят Хизба в 2001г. – это стало вторым важным моментом в моей жизни. Я стал из числа тех ребят, которые преследуются режимом. Вопреки продолжительным арестам, мы выполняли свои обязательства и партийные дела, не боясь при этом никого, кроме единого Аллаха. В мае 2003г. светский режим провел огромные аресты на уровне всей Турции. В одно мгновение было арестовано 273 человека: члены партии и поддерживающие. Среди арестованных был и я. Меня обвинили в том, что я являюсь руководителем Хизб-ут-Тахрир. И это было моим первым испытанием в тюрьмах тиранов и перед их правосудием. После этого нас, по милости Аллаха, выпустили из тюрьмы.

Здесь я хочу рассказать читателям журнала аль-Ваъй о том событии, которое произошло со мной во время допроса. Главный управляющий отделом расследований, который был из числа националистов, стал высказываться с нападками на Хизб. Он обвинил его основателя, шейха, выдающегося ученого Такъыюддина ан-Набханий, да смилуется над ним Аллах и введет его в сады Рая, в том, что он является агентом Англии, и что Хизб хочет разделить умму и посеять смуту! Поэтому наше следование ему является чистым невежеством! И это было на виду у 16 исполнителей власти. Тогда я сказал ему: «Я хочу спросить тебя, о главный управляющий. Поистине, тот человек, которого вы любите и утверждаете, что он защитил страну от неверных, подписал договор в Лозанне с Англией, следствием чего было уничтожение Халифата, который сохранял целостность Ислама и мусульман под единым знаменем. Этим самым он был соучастником, вместе с неверными англичанами, в ликвидации Халифата, первые основы которого заложил сам Посланник Аллаха (с.а.с.). Спустя определенное время, в 1953г. ученый человек стал работать для установления праведного Халифата, посредством которого вновь объединится умма, ее армия и сила, чтобы вернутся к былой славе и величию. Заклинаю тебя Аллахом, кто из этих людей является агентом Англии. Первый или второй?». Главный управляющий пришел в растерянность перед своими служащими и не смог ничего ответить. Он покинул комнату, полыхая от гнева.

Поистине, это событие осталось в моей памяти. И это потому, что мы взяли на себя ответственность говорить истину, где бы мы ни были, не боясь при этом упреков людей. А также быть надежными стражами Ислама во все времена, какими бы не были обстоятельства, положения и трудности.

После того как мы вышли с тюрьмы, стали еще активнее нести призыв до того, пока меня вновь не арестовали в начале 2005г. в Анкаре на несколько месяцев. А когда я вышел в середине 2005г., Хизб возложил на меня новое обязательство официального представителя Хизб-ут-Тахрир вилаята Турции. В сентябре 2005г. было проведено обращение Хизб-ут-Тахрир к исламской умме, в особенности, к обладателям силы. Это было организовано Хизбом во всем мире и местах где он работает. Для нас это было честью в вилаяте Турции, и мы приняли участие в этой деятельности в мечети Мухаммада аль-Фатиха в Стамбуле в последней столице Ислама. Это сильно обеспокоило правителей и после преследований, которые длились около месяца, они смогли арестовать меня. И, несмотря на то, что прокуратура добилась моего заключения на 18 лет, все же Могучий Аллах вывел меня из тюрьмы спустя восемь месяцев. В 2007г. меня вновь арестовали в Анкаре и обвинили в том, что я возглавляю Хизб в Турции. Прокуратура стала добиваться моего тюремного заключения на 15- 30 лет. Однако Всемогущий Аллах освободил меня от них спустя 3 месяца. В данное время против меня возбуждено пять различных дел – все они по причине несения исламского призыва с избранным Хизбом, с которым Аллах удостоил меня работать и возвысить Ислам.

Я клянусь Аллахом все, что случилось с нами: чередующиеся аресты, притеснения и отдаление от семьи и любимых нам людей, все это только увеличило нашу силу, стойкость и веру на пути по которому мы пошли. Это закон Аллаха. И он удостоил мусульман одним из двух благ: или же победа или же смерть на его пути. Поистине, мы напоминаем умме и ребятам Хизба о постоянстве, и что мы до установления Халифата понесем исламский призыв посредством мысли и политики. Мы будем выходить с одной тюрьмы, чтобы попасть в другую тюрьму, пока Аллах не ниспошлет Свою помощь и не установится государство Халифата, которым будут довольны жители небес и земли. Тогда мы выйдем с одного фронта джихада и войдем в другой фронт, пока Аллах не поможет нам или пока не удостоимся смерти на Его пути. Поистине, я восхваляю Всевышнего Аллаха за то, что вся исламская умма от востока до запада и от севера до юга достигла той степени осознания, что она стала знать: не будет у нее спасения и величия и нет у нее надежды, кроме как на Ислам и установление праведного Халифата. И в тот день обрадуются верующие помощи Аллаха.

Поистине, мы сейчас в офисе официального представителя Хизб-ут-Тахрир в вилаяте Турции упорядоченно посещаем определенные круги, которые имеют влияние на людей. Это национальные организации, профсоюзы, фонды, политические партии, организации, публицисты, журналисты и средства массовой информации. Мы, через наши визиты, доводим призыв хизба, его мысли и решения до этих кругов влиятельным образом. Может быть, Халифат затронет их сердца с одной стороны, а с другой стороны образуется общественное мнение вокруг идеи хизба в тех кругах и они будут говорить о нем. По воле Аллаха мы смогли заставить уважать нас со стороны тех, кого мы посетили.

В завершении я, от имени ребят Хизб-ут-Тахрир в вилаяте Турции хочу сказать, что мы все обещаем не оставлять это дело, даже если солнце взойдет на западе, подражая в этом Посланнику Аллаха (с.а.с.), когда он, в ответ на требование оставить призыв, сказал: «Клянусь Аллахом, о дядя! Даже если они положат мне в правую руку солнце, а в левую луну для того чтобы я оставил это дело, я все равно не оставлю его, пока Аллах не сделает меня победителем или я не погибну на этом пути».

Я вверяю вас Аллаху, у которого не пропадает вверенное. Мир Аллаха вам, Его милость и благоволение.

Ваш брат Йилмаз Челик, официальный представитель Хизб-ут-Тахрир в вилаяте Турции».

4. Нафид Бут – официальный представитель Хизб-ут-Тахрир в Пакистане.

Мы попросили нашего брата Нафид Бута, официального представителя Хизб-ут-Тахрир в Пакистане рассказать о себе и о начале его деятельности с Хизбом, а также о важных событиях, произошедших во время его нахождения в Хизбе. И он сказал:

«Мое имя Мухаммад Нафид Хусайн Бут. Я родился в любящей и соблюдающей Ислам семье, которая обучила меня основным его понятиям. Моя семья состоит из восьми человек, и я второй по возрасту среди братьев. Я родился в январе в 1969г. в районе Джуджурат в Пакистане. Моя семья переехала в город Исламабад в начале семидесятых, где я и пошел в школу. Мой отец погиб в автокатастрофе, когда мне было тринадцать лет. Мой отец первый кто вложил в мою душу усердие ради уммы и взял с меня обещание работать ради бедных и заботиться о них, когда я вырасту.

Я окончил среднюю школу в Исламабаде и был из числа той маленькой группы, которую приняли в лучший инженерный университет того времени в Пакистане (Инженерно-технический университет Лахора). В 1991г. я перевелся в университет в Чикаго, где получил диплом бакалавра в области электрической инженерии. Я был генеральным секретарем комитета студентов мусульман в университете. Мне университетом была вручена награда за мои консультационные услуги по отношению к студентам. Эта награда признана многими, и она дается университетом лишь немногим студентам.

Во время моей учебы в университете ко мне пришел студент из Индии из числа Хизб-ут-Тахрир. Я с первой встречи убедился в том, что единение уммы под знаменем халифа является основной потребностью исламской уммы. После этого я стал получать халакаты в Хизбе вместе с парнем, который жил со мной, и который позже стал из числа активных ребят Хизба. Перед возвращением из США в Пакистан я стал членом Хизба.

Закончив учебу в университете, я прошел практику в течение несколько лет, и вернулся в Пакистан в 1997г. Призыв в Пакистане был на начальной стадии, и количество ребят в каждом городе было незначительным. Они работали для увеличения количества членов Хизба. И в декабре 2000г. Хизб решил активно работать во всех городах Пакистана. Первые пресс-конференции Хизба прошли в городах Лахор, Карачай, Исламабад, Бишаур. И были вывешены знамена, плакаты, раздавались сотни тысяч прокламаций. С тех пор Хизб сделал меня своим официальным представителем в Пакистане.

После этого приблизительно в середине 2001г. мы открыли офис в городе Лахор. Вслед за этим Хизб организовал митинги в пяти главных городах Пакистана в знак протеста против помощи со стороны правительства Пакистана Америке в войне против мусульман Афганистана. Правительство попыталось убедить нас в том, чтобы мы изменили ранее запланированный нами ход главного митинга в городе Лахор. Этот район в городе считался «политически больным». Но, несмотря на это, правительство потерпело провал в этом деле. В день митинга, после пятничной молитвы, меня арестовала полиция у входа в мечеть. Однако ребята продолжали митинг, и полиция арестовала многих из них. После чего власти закрыли офис, конфисковав то, что было в нем. С тех пор нам не разрешали открыть офис, несмотря на то, что не было официального запрета со стороны правительства.

До официального запрета Хизба в 2003г. я открыто проводил пресс-конференции и встречался с журналистами и политиками. В те годы я арестовывался дважды. В первый раз меня обвинили в терроризме, а второй раз меня арестовали за проведение пресс-конференции. Во второй раз меня не обвинили ни в чем, однако один из государственных деятелей пришел ко мне на допрос когда я был в наручниках и мои глаза были завязаны. Тогда он спросил меня о причине нашей вражды по отношению к правительству, пытаясь убедить меня в том, что правительство ведет политическую игру для осуществления интересов Пакистана. Я опроверг его утверждение и указал на ошибочность его речи при помощи доказательств, которые выявляют неискренность правительства и то что, оно является агентом Америки. После допроса они посадили меня в машину и привезли на окраину города в безлюдное место.

В 2003г. мы провели конференцию в самом большом зале города Лахор. Он был заполнен. Конференция была очень успешной, и реакция людей была положительной. Правительство было крайне поражено, увидев стремление многих людей к идее Халифата. Они осознали, что если оставят нас, то мы за короткое время сможем собрать вокруг себя людей и уничтожить режим. Это толкнуло правительство Мушаррафа на запрет Хизба спустя два дня после конференции. С тех пор мне не разрешалось проводить пресс-конференции, и открыто встречаться с журналистами, за исключением телефонных звонков с одним из спутниковых телеканалов, по причине чего на этот телеканал было оказано большое давление со стороны полиции, которая хотела найти место, откуда был совершен звонок. С тех пор ни один телеканал не осмеливался проводить встречу со мной или с моим помощником в офисе, кроме приглашения ребят Хизба со стороны некоторых телеканалов для диалога, без упоминания их как членов Хизб-ут-Тахрир.

С момента запрета Хизба в Пакистане я живу в доме адрес, которого не знает правительство. Аллах сохранил меня от их попыток арестовать меня. Если бы не забота Аллаха, то я не смог бы спастись. Я хочу рассказать о двух таких случаях.

Первая попытка была в 2003г., спустя несколько дней после запрета Хизба, когда союз адвокатов в Лахоре попросил выступить с лекцией на их конференции. Так как они объявили о конференции – правительство знало об этом. Хизб осознавал важность этой встречи и решил пойти на это, не упуская возможности. В день конференции пришел человек из органов безопасности и спросил заместителя главы союза о том, буду ли я на конференции или нет? Он подтвердил ему это. И в этот день адвокаты ввели меня в зал конференции через задние двери. Однако до начала конференции прибыли члены одной из политических партий и попросили заместителя главы союза использовать зал на полчаса для празднования дня рождения своего руководителя. Они отпраздновали и покинули зал. В это время прибыли полицейские в зал, и увидев в нем другую политическую партию, подумали, что мы отменили конференцию. Однако мы провели конференцию, и все было в порядке. Так Аллах спас меня от ареста. Спустя несколько месяцев была опубликована пресс-встреча с одним из следователей и он сказал, что они планировали арестовать меня на этой конференции, однако не нашли куда я мог деться.

Вторая попытка была в месяце Рамадан в городе Лахор, когда я был на пресс-конференции с некоторыми журналистами. Перед завершением конференции прибыла большая группа из трех полицейских участков и, окружив гостиницу, стала искать меня. Они искали меня в гостинице три часа, в то время как я гулял по ней. Я сталкивался с полицией лицом к лицу, но они, хвала Аллаху, не узнавали меня. Я по телефону держал связь с ребятами, которые были вне гостиницы. И мы решили покинуть гостиницу во время разговения, когда все будут отвлечены. Я покинул гостиницу во время разговения, в то время как все полицейские собрались в одном месте. Я сел в машину, которая ожидала меня, и уехал в безопасное место.

Почти подобное произошло со мной в городе Бишаур, когда полицейские прибыли с опозданием на несколько минут к тому месту, которое я уже покинул. Поистине эти события укрепляют нашу веру во Всевышнего Аллаха, который способен сохранить того, кого пожелает, даже если соберутся люди навредить ему. А если же Аллах захочет испытать кого-то из своих рабов, то никто не сможет уйти от испытания. Мы просим у Аллаха помощи и спасения от тиранов, а также, чтобы Он даровал нам победу и укрепление, дабы править Исламом и нести его как послание всему миру. О Аллах! Аминь.