Необходимо вывести Ислам из-под молота капитализма

Капиталистические системы не придавали большого значения полемике коммунистической идеи и опровержении её диалектической теории (аль-джадлия). Вместо этого, согласно решению прагматической природы капитализма, прибегли к взаимодействию с реальностью под углом обхождения грозящих им угроз. Итак, капитализм вооружился социальностью, которая укрепила и превознесла её до хвастовства перед лозунгами социалистического лагеря. Жизнь, полная лишений, под гнетом режима и бедность народов Восточной Европы и благосостояние народов Западной Европы отражали громадную разницу между двумя противоположными лагерями. Эта разница исчерпывает приведение весомых доказательств порочности коммунизма, в плане режима, политики и образа жизни. Затем последовали развал Советского Союза и вымирание восточного лагеря, что превратило коммунизм в простую философскую идею, не имеющую всякого влияния на жизненную динамку человечества, несмотря на присутствие тех, кто исповедует её.

Запад использовал свой опыт, накопленный в результате борьбы с коммунизмом, в противостоянии Исламу и ликвидации его ожидаемой угрозы себе и своей культуре, обходя вступление в открытую и непосредственную борьбу с ним. Он принялся использовать определенные и относительно ограниченные события, чтобы посадить Ислам на скамью подсудимого и распространить о нем извращенный образ, выставляя всех мусульман в свете источника дестабилизации и причины регрессии человеческой культуры, а соблюдающего мусульманина в образе террориста, готового совершить теракт.

В борьбе против исламского мира Западу помогло то, что первый лишен политического, сплачивающего и защищающего от проникновения системы. Именно это облегчило разобщить исламский мир и утвердить непосредственную гегемонию над ним и его богатствами, толкнув его в бездну бессмысленных конфликтов. Особенно после того, как Западу удалось напрямую или через своих посредников парализовать и отстранить искренние и сознательные группы от руководства исламским миром, после разделения и отстранения его. Однако самое худшее достижение Запада в этом деле явилось то, что ему удалось сделать свои представления, ценности и тенденции доминирующими над исламскими. Это все перевернуло вверх дном и стало причиной того, что широкие массы стали бороться над упрочнением колониальных проектов вместо избавления и освобождения от них.

В этой связи была представлена западная демократия в приукрашенном виде, чтобы стать возвышенным идеалом, притягивающим к себе мусульман. Предметом обсуждений стала тема методики деятельности по её реализации, можно ли обратиться за помощью к западным государствам или будем довольствоваться массовой борьбой за её воплощение исламском регионе. Основной задачей многих мыслителей стала фабрикация аргументов с целью согласования Ислама с демократией, чтобы устранить препятствия, мешающие принятию его людьми (из добрых побуждений). Они настояли на исламизации демократии вопреки её сути, развитию и реальности, которые находятся в полном противоречии с Исламом и исламским миром, как по форме, так и по содержанию. В особенности, если учесть то, что отличительная черта Ислама состоит в том, что он является совершенной религией, отменяющей все другие небесные законодательства и доминирующей над всеми остальными помимо него законодательствами, а также предписывающей идеальную систему в сфере правления, экономики, социальной жизни и наказаний. Ислам определяет божественное откровение, а не людей источником постановляющего закона (решения).

Они пытались дать новые определения демократии и сузить её до уровня обычный формы избрания представителей уммы и разновидности «Шуры», предполагая, что претворение её приведет к ликвидации авторитаризма и диктаторства в правлении, а также к приходу шариата к власти, учитывая то, что большинство мусульман симпатизируют к исламскому законотворчеству. Они проигнорировали ту истину, что выдвижение демократии в таком виде это смешивание отвергаемого в упорядоченном мире познания с тематическими доказательствами. Это богохульство, лишенное всякой истины. Ведь шура - это шариатское постановление, принимающее многочисленные и упорядоченные формы. Принятие решения в нем различается в зависимости от деталей между запретом, указанном в тексте, и дозволением, рекомендацией и необходимостью согласно теме, имеющей связь со специализации, всеобщими интересами и т.п.

Она не имеет какой-либо связи с демократией, которая провозглашает народ абсолютным и наивысшим источником исходя из святости идеи свободы, направленной на избавление воли индивидуума и общины от всякой религиозной и политической власти, ограничивающей её, что называют сегодня либерализмом. Ведь именно этот либерализм находится в полном противоречии с Исламом, олицетворяющим совершенный образ жизни, считающий то, что смыслом существования человека является служение только Всевышнему Аллаху, а также то, что послушание обладателям власти выступает одним из проявлений подчинения Аллаху и Его Посланнику (с.а.с.), а ослушание их – одним из проявлений ослушания Аллаха и Его Посланника (с.а.с.), за исключением подчинения в греховных делах. Более того, демократия декларирует то, чтобы существующие общества опекали индивидуальные выборы, как это происходит сегодня на Западе, где индивид считается основой и наиважнейшим компонентом общества. Однако там, где преобладают семейные, племенные и религиозные и тому подобные связи демократия не в состоянии прижиться, как это происходит в исламском мире в целом.

Однако, несмотря на это, опирание ими на демократическую игру и приход некоторых из них в парламент или на должность министров, абсолютно не обозначилось претворением Ислама. Вместо того, чтобы стать поборниками изменения существующий политической системы, они были использованы для декорации и укрепления демократических принципов и придания им законности. Зачастую они превращались в защитников своевольного правителя после того, как заключили с ним подозрительные соглашения. Итак, ни Ислам не претворяется, ни деспотический правитель не смешается. Сколько серьезных попыток в этом отношении потерпели провал, достаточно вспомнить движения «исламский фронт спасения» в Алжире и «ХАМАС» в Палестине. Поскольку демократическая игра в конечном счете крепко связана с правилами господина игры, который плетет её нити и оправы, чтобы вести её в рамках своих фантазий и интересов. Этим самым она не является заслугой, даруемой тому, кто побеждает большинством голосов, как это полагают некоторые. И каждый желающий принять участие в этой игре должен понять это и подчиниться её правилам, которые установлены в целях защиты и укрепления их принципиальности, а вовсе не для того, чтобы сменить на противоположные им правила. Что же касается турецкого варианта, которого пропагандируют как успешный образец в этом отношении, то он был обусловлен гласной и очевидной светскостью, что означает, отказ от Ислама в целом и по отдельности. Поэтому настаивание некоторых на исламской тональности этой попытки не что иное, как открытый произвол и дезинформация фактов. И именно это публично утверждает Партия справедливости и развития в Турции.

В итоге демократия стала доминировать над Исламом, который превратился в пучине политической борьбы в обычную политическую программу, аналогично остальным заурядным программам, предоставляя людям право на его реформирование. Т.е. люди имеют право отвергать и принимать его, или требовать изменения части его, подобно другому придуманному проекту. Напротив, они имеют право отвергнуть его полностью, если он препятствует достижению власти. Как будто целью является власть, а не Ислам, который, на самом деле, не оставил людям право выбора в обязательности обращения к его законам во всех сферах своей жизнедеятельности, изложив это в однозначных и категорических текстах шариата. Вопреки всем прихотям и пристрастиям людей Всевышний Аллах говорит:

وَأَنِ احْكُم بَيْنَهُم بِمَا أَنزَلَ اللَّهُ وَلَا تَتَّبِعْ أَهْوَاءَهُمْ وَاحْذَرْهُمْ أَن يَفْتِنُوكَ عَن بَعْضِ مَا أَنزَلَ اللَّهُ إِلَيْكَ فَإِن تَوَلَّوْا فَاعْلَمْ أَنَّمَا يُرِيدُ اللَّهُ أَن يُصِيبَهُم بِبَعْضِ ذُنُوبِهِمْ وَإِنَّ كَثِيرًا مِّنَ النَّاسِ لَفَاسِقُونَ

«Суди между ними согласно тому, что ниспослал Аллах, не потакай их желаниям и остерегайся их, дабы они не отвратили тебя от части того, что ниспослал тебе Аллах. Если же они отвернутся, то знай, что Аллах желает покарать их за некоторые из их грехов. Воистину, многие люди являются нечестивцами» (5:49).

وَمَا كَانَ لِمُؤْمِنٍ وَلَا مُؤْمِنَةٍ إِذَا قَضَى اللَّهُ وَرَسُولُهُ أَمْرًا أَن يَكُونَ لَهُمُ الْخِيَرَةُ مِنْ أَمْرِهِمْ وَمَن يَعْصِ اللَّهَ وَرَسُولَهُ فَقَدْ ضَلَّ ضَلَالًا مُّبِينًا

«Для верующего мужчины и верующей женщины нет выбора при принятии ими решения, если Аллах и Его Посланник уже приняли решение. А кто ослушается Аллаха и Его Посланника, тот впал в очевидное заблуждение» (33:36).

وَمَن لَّمْ يَحْكُم بِمَا أَنزَلَ اللَّهُ فَأُولَئِكَ هُمُ الْكَافِرُونَ

«Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются неверующими» (5:44).

Вдобавок к насаждению демократии, некоторые стали исламизировать лозунги западной культуры и придавать законность просветительным достижениям и системам, связанным с этой культурой. Как, например, свободы мнения, слова, личности, совести, мировоззрения и владения. Также акционерные и страховые компании вместе с кредитными банками стали дозволенными по их определению после того, как приписали к ним немыслимые и чуждые шариату разъяснения под предлогом реформирования и иджтихад. Как и представили они исламскую систему правления в согласии с демократической системой правления с малыми сохранениями традиционных особенностей, связанных с формой, и так далее. Почти все западные понятия были принятыми и исламизированы ими, и это очень заметно, как будто Ислам может включать в себя собственные и противоречащие ему понятия одновременно.

Также и такие ослепительные лозунги, как независимость, право на самоопределение, почитание патриотической и национальной идентичности и др. стали наивысшими ценностями, которых необходимо следует прославлять и жертвовать самим собой ради них, чтобы довести до них умму, основанную на абсолютно противоположных им понятиях. Поскольку нельзя, ни при каких обстоятельствах, отделять эти термины от их подтекста и политической мысли, которую они предусматривают и стремятся воплотить. Поэтому внесение этих понятий и усердие над согласованием их с Исламом оказались средством пикирования на него. В результате они превратили Ислам в вязкую жижу, способную изменяться, вплоть до засасывания несовместимого с ним. Музыкальное созвучие этих идей, как обычно, придает им невозмутимые смыслы и приукрашивает их, чтобы мусульманам захотелось принять их.

Например, смысл национальной независимости и права на самоопределение подразумевает разделения, разобщения и переформирования уммы вдали от объединительной связи и законов Ислама, обязывающих единство и запрещающих размежевание и деление. Ведь это стало в действительности причиной призыва к независимости мусульманских стран друг от друга и признанию некоторых иностранными оккупантами, всего лишь из-за различия национальной или отечественной принадлежности, как стали характеризировать Османское правление в арабских странах или сирийское присутствие в Ливане (незадолго до его вывода), а также присоединение Ирака с Кувейтом и т.д. Несмотря на то, что правящие режимы партии «Баас» в Дамаске и Багдаде не представляли Ислам, а также на то, что их присутствие в Ливане и Кувейте было подозрительным, мы хотим отметить здесь понятия и их пагубное влияние в реальной действительности. Поэтому ряд националистических движений, ссылаясь на эти понятия, начали призывать к праву на отделение и независимость, как призыв курдов к отделению от Ирака и Турции, а также Балисария от Марокко и южного региона Судана, от северного региона и так далее. В последствие это закрепило колониальную реальность, возникшей вследствие оккупации и раздробления краев нашей страны, что явно противоречит Исламу, считающегося единство основой, а отделение – обстоятельством, требующим ведения войны в целях сохранения единства уммы и её общества.

Что касается же национальных и патриотических проектов, то ситуация ничем ни лучше. Этнические и родоплеменные связи поставлены на первый план. Идентичность исламской уммы заменена посредством искусственного возбуждения инстинктов и чувств на узкие региональные, географические и этнические связи, чтобы превознести клановые интересы над интересом исламской уммы и её доктрины. А также, чтобы сломить этим исламскую связь, которая должна быть превыше всего, а мусульманам следует объединиться под её знаменем, отменяя все остальные связи, находящиеся в противоречии с ней. Такова реальность положения призыва к арабскому национализму в противовес турецкому, курдскому, персидскому, амазигскому или наоборот.

Что касается же политического патриотизма, то эта наиболее узкая и самая хрупкая связь. Завоевание Мекки благородным Посланником Аллаха (с.а.с.) благодаря чужеземным силам в корне противоречит этому политическому патриотизму. Совершение подобного дела считается согласно принципам такого патриотизма явным предательством. Поскольку они считают, что родина стоит на первом месте и всегда права. Здесь хотелось бы отметить, что это не имеет никакого отношения с любовью к земле и той местности, в которой родился и вырос человек. Это естественное инстинктивное пробуждение и не связано с понятием пропагандируемого политического патриотизма. Подтверждением тому является то, что Европа, которая первая пропагандировала патриотические и националистические понятия, начала уничтожать их своими действиями по объединению европейских стран, несмотря на взаимные внутренние противоречия. Тем не менее, она продолжает сеять эти понятия среди мусульман, чтобы вовлечь их в междоусобные этнические и территориальные конфликты.

Такой упадок мусульман перед Западом и его мыслями толкнул к более мерзостному шагу, затрагивающему святыни мусульман, чтобы психологически сломить их после мыслительного покорения. Примером тому умаление достоинства благородного Пророка (с.а.с.), пороченье предписанного уголовного кодекса, высмеивание законов шариата относительно женщины и т.д. Чтобы блокировать любые старания, направленные на соблюдение и защиту Ислама, в ход пошли приготовленные обвинения в фундаментализме, экстремизме и терроризме в адрес тому, кто выступает против этой несправедливой кампании против Ислама. Говоря вкратце, принятие этих западных идей и заимствование многих капиталистических просветительных, экономических и политических понятий с дальнейшим предоставлением их в виде свежего дозволенного Ислама обозначает то, что настойчивое соблюдение Ислама, считая его заменой западной культуры и кардинальным решением для существующих проблем, противоречит действительности и является лишь пустым и дешевым лозунгом. Напротив, это бесплатная услуга капитализму, призывающему к демократизации Ислама и принятию ценности глобализации. Как и укрепляет самоутверждение Запада в преобладании и превосходстве его культуры над Исламом, подобно тому, как удалось превзойти над коммунизмом. Именно это и объясняет настойчивость Запада в продолжительности своих нападков на исламскую умму в целом, и на исламские движения в частности, чтобы подорвать доверие мусульман к своей религии и подчинения её западным ценностям, которые считаются наивысшими общечеловеческими ценностями, согласно их мнимым утверждениям, отвергая существование того, кто осуждает их и противоречит с ними на политической и культурной карте.

Поэтому тот, кто предлагает Ислам в виде истинной культурной альтернативы, должен пояснить отличительные черты этого предложения и разъяснить его решения проблемам исламской уммы и всего человечества в целом. При этом необходимо, чтобы это исходило только из Ислама, а не выглядело преподношением культуры и просвещения других народов в исламском облике.

Хасан аль-Хасан