Утба ибн Гъазаван

После ночного намаза амир-уль-муминин Умар ибн аль-Хаттаб отправился спать, дабы ухватить долю отдыха перед ночным обходом. Но сон ушел с глаз халифа, т.к. почтальон принес ему весть о том, что армия персов потерпела поражение перед мусульманами. Каждый раз, как они уже готовы были нанести поражение, к персам приходила подмога с разных сторон. Потому неудивительно, что они вновь собирают свои силы, дабы начать сражение.

Ему сказали, что город Убулла (город недалеко от Басры, примкнул к ней и является ее частью) считается основным донором, отправляющим пораженной армии персов провизию и людей. Тогда халиф решил отправить армию для открытия Убулла, чтобы прекратить поставки помощи персам. Однако он столкнулся с малочисленностью мужчин, т.к. вся молодежь, взрослые и даже старики вышли покорять ущелья земли воинами на пути Аллаха, и не осталось у него никого, кроме незначительной малости.

Вот только он, да будет доволен им Аллах, опирался на метод, которым он и прославился, и это подкрепление малого количества воинов сильным полководцем. Тогда он рассыпал колчан своих мужей перед собой и начал проверять, «уподобив стрелам», одного за другим, а затем как вскрикнет: «Нашел! Да, нашел!». Затем пошел к постели, приговаривая: «Он муджахид, повидал Бадр, Ухуд, Хандакъ и другие сражения. За него свидетельствовала Йамама и ее трудности, не отскакивал от него меч, и не ошибался он при метании… более того, он совершил два переселения (хиджра в земли Эфиопии и хиджра в Медину), и он седьмой из семи, первых принявших Ислам на этой земле».

Когда же наступило утро, он произнес: «Позовите ко мне Утбу ибн Гъазаван». Умар доверил ему флаг над тремястами и несколькими десятками мужчин, и обещал ему подмогу из воинов, как только у него будет возможность.

Когда же это маленькое войско решило выдвинуться в путь, аль-Фарукъ стал прощаться со своим полководцем, наставляя его: «О, Утба! Я направил тебя в земли Убулла, во вражескую крепость. Потому прошу Аллаха посодействовать тебе. Когда ты достигнешь тех земель, призови их жителей к Аллаху, если они ответят тебе, прими от них. Кто же отвергнет, возьми с него джизью, чтобы он был унижен. А если нет, то положи на шеи меч (сражайся и убивай) нещадно. И бойся Аллаха, о, Утба в том, что Он возложил на тебя. И берегись, чтобы душа не потянула тебя к высокомерию, испортив тебе твою следующую жизнь. Знай, что ты — сподвижник Посланника Аллаха (с.а.с.), и Аллах возвеличил тебя этим после того, как ты был ничтожным, и дал силы тебе, после того, как ты был слаб, пока ты не стал амиром властвующим, и полководцем, которому подчиняются. Ты говоришь — и тебя слушают, приказываешь — и тебе подчиняются, и как же прекрасна эта благодать, если она не испортит и не обманет и не потащит тебя в Ад. Пусть Аллах убережет тебя и меня от него!».

Утба ибн Гъазаван выдвинулся со своими воинами вместе с женой и еще пятью женщинами из жен воинов и их сестер, пока не достигли Тростниковых земель неподалеку от города Убулла, когда у них уже не оставалось ничего поесть. Когда голод уже был невыносим, Утба сказал нескольким мужчинам: «Поищите нам в этих землях что-нибудь поесть». Они пошли на поиски чего-нибудь съестного, и тогда ними произошла история, которую нам рассказал один из них:

«Пока мы искали чего-нибудь съестного, мы забрели в чащу (густые переплетенные деревья) и увидели там две большие корзины, в одной из них финики, а в другой белые зерна, окутанные желтой кожурой. Мы притащили корзины к войску, но когда один из нас посмотрел на корзину с зернами, тут же сказал: «Это яд, приготовленный для вас вашим врагом, не приближайтесь к нему». Тогда мы все стали есть финики, а пока мы были заняты этим, один конь разорвал поводья, подошел и стал есть эти зерна. И, клянусь Аллахом, мы уже решили зарезать его до того как он умрет, чтобы воспользоваться его мясом. Тогда к нам подошел его хозяин со словами: «Оставьте его, я постерегу его этой ночью, и если почувствую, что он умирает, зарежу его». Когда же мы проснулись, конь оказался в полном здравии без всякого вреда, тогда моя сестра сказала: «Брат мой, я слышала, как отец говорил: «Если яд пожарить на огне, то он не вредит». Затем она взяла немного зерен, положила в котелок и развела под ним огонь. Совсем скоро она подозвала нас: «Идите, посмотрите, как они покраснели. Кожура стала отделяться, а изнутри выделялись белые зерна. Мы бросили их в миску, чтобы поесть, и Утба сказал нам: «Помяните имя Аллаха над ним и ешьте». Мы стали есть, а они оказались очень вкусными. Позже мы узнали, что это был рис».

Убулла, к которому вел нас Утба ибн Гъазаван во главе своего маленького войска, оказался укрепленным городом на берегу Тигра (река, берет свое начало в Турции, протекает через Ирак и попадает в Шатт-эль-А́раб или Арвандруд). Для персов этот город был складом их оружия, а башни его крепостей наблюдательным пунктом за врагами. Однако это не помешало Утбе в его походе, несмотря на малочисленность людей и ничтожность вооружения. С ним выступило в поход всего шестьсот воинов, которых сопровождала маленькая группа женщин, и из вооружения у него не было ничего, кроме мечей и копей. Потому он просто обязан был использовать свою сообразительность.

Утба приготовил для женщин флаги, которые он привязал к древкам копей, и приказал им идти с этими флагами позади всей армии, сказав: «Когда мы станем приближаться к городу, подымите пыль за нами, чтобы закрыть ею горизонт». Когда же они приблизились к Убулла, к ним навстречу вышла армия персов. Они увидели, как к ним приближается армия, они увидели флаги, которые развивались за ними, а также всю ту поднятую пыль. Тогда одни из них сказали другим: «Это лишь передовой фронт, за которым многочисленная армия, что поднимает пыль, мы же в меньшинстве». В их сердца прокралась паника, и над ними стал царствовать испуг; они стали брать с собой только то, что было легче по весу и дорого в цене. Они опережали друг друга, чтоб забраться в стоящие на якорях корабли на Тигре, оборачиваясь вспять в поражении. Утба зашел в город, не потеряв ни одного воина, а затем открыл близлежащие города и села. Он приобрел в них огромные трофеи, превзошедшие любые подсчеты так, что один из воинов вернулся в Медину, и люди спросили его: «Как дела мусульман в Убулла?». Он ответил: «О чем вы спрашиваете?! Клянусь Аллахом, когда я оставил их, они делили золото и серебро объемами», и люди стали чаще отправляться в Убулла.

Тогда Утба ибн Гъазаван понял, что продолжительное пребывание его армии в этих открытых городах очень скоро приучит их к роскошности жизни, и привьет им характер жителей этих стран, а их высокая целеустремленность к новым сражениям уменьшится. Он написал Умару ибн аль-Хаттабу с просьбой построить Басру (город в Ираке на реке Шатт-эль-А́раб), описав ему то место, которое он избрал для него, в чем и получил дозволение.

Утба хорошо разметил новый город. Первое, что он построил — была огромная мечеть, и это не удивительно, т.к. ради мечети вышли воинами на пути Аллаха он и его сподвижники, и с помощью мечети он со сподвижниками победил врагов Аллаха. Затем его воины поспешили делить себе земли и строить дома. Однако Утба не строил себе дома, он так и продолжал жить в военном шатре, и все потому, что он замыслил в себе дело…

Утба видел, как жизнь открылась перед мусульманами Басры так, что любой мог забыть о себе в погоне за ней. Он видел, что мужи его, которые еще совсем недавно не знали еды лучше, чем жареный рис в шелухе, сегодня вкусили кушанья персов как фалузадж (разновидность сладости, изготовленной из муки, жира и меда), лаузинадж (разновидность сладости, похоже на «оладьи», заправленные миндалем) и многие другие хорошие персидские яства. И он уже стал бояться за религию прежде жизни. Опасаясь за дальнейшее прежде настоящего, он собрал людей в мечети Куфы и произнес им проповедь: «О, люди! Поистине, мирской жизни предписан конец, и вы отправитесь из нее в мир иной, которому нет конца, так отправляйтесь же к ней с наилучшими делами. Я был седьмым из семи принявших Ислам вместе с Посланником Аллаха (с.а.с.), когда у нас не было еды, кроме древесных листьев, от которых наши рты покрывались язвами. В тот день я нашел плащ и разорвал его напополам. Одной половиной обмотал себя, а второю дал Саъд ибн Абу Ваккъасу. Сегодня же не осталось среди нас ни одного, чтобы он не стал амиром в какой-нибудь стране. Я прибегаю к Аллаху от тщеславности в себе и униженности перед Аллахом». Затем он оставил вместо себя над ними человека из них, распрощался с ними и отправился в Медину.

Когда же он прибыл к аль-Фарукъу, то попросил избавить его от дел правления, но халиф отказал ему. Он стал проявлять настойчивость, но тот упорствовал и приказал ему возвращаться в Басру. Утба был вынужден подчиниться приказу под принуждением. Он сел верхом на своего верблюда, приговаривая: «О, Аллах! Не возвращай меня к ней! О, Аллах, не возвращай меня к ней…».

Всевышний принял его молитву. Не успел он отъехать от Медины, как споткнулась его верблюдица, и он упал с нее замертво, распрощавшись с этим миром. Да будет доволен им Аллах и удовлетворит все его желания!